Война - слишком важное дело, чтобы доверять её военным Жорж Клемансо
Целью войны является мир Аристотель
Война - всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени Томас Манн

Легкий польский 7TP (1933 - 1939) - один из первых дизельных танков Европы

Легкий польский 7TP (1933 - 1939) - один из первых дизельных танков Европы

К началу Второй мировой войны 7TP был наиболее боеспособным польским танком, превосходившим германские лёгкие танки PzKpfw I и PzKpfw II, но на исход войны серьёзно повлиять он не сумел. К началу Второй Мировой войны танками 7TP были укомплектованы два танковых батальона польской армии. Кроме того, после начала войны танками этого типа были укомплектованы две танковые роты, участвовавшие в обороне Варшавы.

Английское происхождение

В 1928 году британская фирма Vickers-Armstrong разработала 6-тонный танк Mark E - который и стал основой для 7TP. Виккерс предлагался британской армии, но был отвергнут, поэтому почти все выпущенные танки предназначались для экспортных поставок. Фирма «Виккерс» продавала его (и лицензию на него) - в Боливию, Болгарию, Грецию, Китай, Португалию, Румынию, СССР, Таинланд (Сиам), Финляндию, Эстонию, Японию. В СССР выпускался танк Т-26, который являлся развитием «Виккерса».

В 1930 г. польская делегация подписала контракт на поставку 50 танков, из которых 12 предстояло собрать своими руками. Танк произвел положительное впечатление, но нашелся и целый ряд недостатков - тонкое бронирование, слабое вооружение (состоявшее только из пулеметов), ненадежный двигатель. Кроме того, стоимость одного британского Mk.E составляла порядка 180.000 злотых, что было немалой суммой.

Польский апгрейд

В 1931 году поляки приняли решение разработать основе английчкого танка собственную боевую машину. Работы по модернизации танка были развернуты в конце 1932 года силами конструкторского бюро бронетанковой техники Военного инженерно-исследовательского института и Государственных инженерных предприятий (PZInż).

Больше всего хлопот в 6-тонном Vickers доставлял карбюраторный мотор Siddeley, который был склонен к частому перегреву и отличался низкой надежностью. Пожароопасный английский двигатель заменили на лицензионный швейцарский 6-цилиндровый дизель Sauer, мощностью 110 л.с. Трансмиссия танка, располагавшаяся в передней части корпуса, включала карданный вал, многодисковый главный и бортовые фрикционы, бортовые передачи, приводы управления и коробку переключения передач.

7ТР развивал максимальную скорость 37 км/ч. Экипаж состоял из 3-х человек. Механик-водитель располагался в передней части корпуса справа, командир - в башне справа, наводчик - в башне слева. Приборы наблюдения были просты и немногочисленны. В бортах башен были выполнены по две смотровые щели защищенные бронестелками, а рядом с пулеметами устанвливались телескопические прицелы. У механика-водителя имелся только передний двухстворчатый люк, в котором также была вырезана смотровая щель. Перископические приборы на двухбашенных танках не устанвливались.

Ходовая часть без изменений перешла от «Виккерса». Применительно на каждый борт она состояла из четырех двухкатковых тележек, сблокированных попарно с подвеской на листовых рессорах, 4-х поддерживающих роликов, переднего ведущего и заднего направляющего колеса. Гусеничная цепь - мелкозвенчатая, со 109 стальными траками шириной 267 мм. Длина опорной поверхности гусениц составила 2900 мм.

Корпус был доработан путем установки бронированного кожуха над моторным отделением. Бронирование танка усилили: толщину лобовых листов довели до 17 мм, бортовых – до 13 мм. Вооружение состояло из двух 7,92-мм пулеметов wz.30 в каждой башне.

Вооружение оставалось чисто пулеметным и располагалось в двух цилиндрических башнях, по конструкции аналогичных британским. Пулемет Browning wz.30 калибра 7,92-мм мог вполне относиться к классу «тяжелых». Он имел скорострельность порядка 450 выстрелов в минуту, максимальную дальность составляла 4500 метров и начальную скорость пули 735 м/с. На дистанциях до 200 метров "браунинги" пробивали 8-мм броню и могли успешно поражать легкобронированные цели, вроде немецких «тазиков» Kfz.13. Боезапас к обоим пулеметам составил 6000 патронов. Для защиты ствола с жидкостной системой охлаждения польские инженеры применили цилиндрические кожухи. Каждая из башен могла вращаться на 280°. Углы вертикального наведения пулеметов колебались в пределах от -10° до +20°. Конструкция пулеметной установки была выполнена с таким расчетом, чтобы вместо «браунинга» можно было установить 7,92-мм пулеметы Hotchkiss wz.35 или Maxim wz.08.

После модернизации танк получил обозначение VAU-33 ("Vickers-Armstrong-Ursus" или "Vickers-Armstrong Ulepszony”, заводское обозначение - PZInż.120). Одновременно в разработке находился однобашенный вариант с 37-мм танковой пушкой Bofors и спаренным с ней 7,92-мм пулеметом wz.30.

Первый прототип танка, поступивший на испытания в августе 1934 года, был двухбашенным и носил гордое имя Smok («Дракон», серийный номер 1595). На ходовых испытаниях, продолжавшихся с 16 августа по 1 сентября, танк прошел 1100 км. Второй прототип (Slon, номер 1596) был доставлен на полигон 13 августа 1935 года. Существует также мнение, что был изготовлен и третий опытный образец (номер 1597).

Сравнение с британским Mk.E не оставило сомнений, что польским конструкторам удалось оптимизировать конструкцию танка, сделав её более надежной.

Двухбашенный 7ТР был принят на вооружение польской армии в качестве переходного варианта, пока не будет налажен выпуск новой модификации. Параллельно был разработан альтернативный вариант с одним 13,2-мм пулеметом Hotchkiss (боезапас 720 патронов) и одним 7,92-мм пулеметом wz.30 - всего было получено 16 таких машин. Также предполагалось заменить один из пулеметов 37-мм пушкой Puteau SA18, разоружив старые FT-17, но этот вариант так и не был реализован.

В процессе дальнейшей модернизации часть двухбашенных танков была оснащена радиостанциями RKBc или N2C. Дальность связи была, соответственно, 6 и 25 км. Также предусматривалось два варианта установки мачтовых антенн. В первом случае одна антенна устанвливалсь за башнями, во втором случае на танк устанвливалось две антенны впереди и сзади башен. Из-за нехватки оборудования радиостанции получили только танки командироов взводов, рот и батальонов.

7TP - однобашенный, улучшенный 1935 г.

Уже в 1935 году было очевидно, что двухбашенный 7ТР не имеет резервов для модернизации, поэтому основной приоритет имел однобашенный вариант, однако долгое время нерешенной оставалась проблема с типом орудия. В течении 1934-1936 гг. было рассмотрено по меньшей мере шесть вариантов: противотанковвая 47-мм пушка "Пуля" (armate 47 mm "Pocisk"), 55-мм пушка конструкции Zaklady Starachowickie (ZS), 47-мм пушка конструкции инженера Рогла (Rogla), 40-мм пушка L55, 40-мм танковая пушка Vickers и 40-мм пушка ZS (возможно - копия Bofors аналогичного калибра). Требования к артиллерийской системе предъявлялись вполне стандартные. В частности, танковое орудие должно было иметь компактные размеры, высокую скорострельность, возможность борьбы с бронетехникой противника и, что важно, хорошие эксплуатационные качества. перебрав все возможные варианты было решено, что на однобашенные 7ТР будут установлены 37-мм пушки Bofors, закупки которых предполагалось осуществить в Швеции. В ходе переговоров польская сторона смогла договориться о довольно смелых условиях контракта. Фирма Bofors была согласна не только поставить пушки, но и изготовить башню по предоставленным чертежам. Во многом она соответствовала "виккерсу", но предназначалась под установку 37-мм орудия.

Работы были начаты в декабре 1935 года, а в ноябре 1936 года фирма Bofors представила башню с 37-мм пушкой. Интересно, что от дальнейших поставок из Швеции готовых башен поляки отказались. Вместо этого инженером Фабриковским была создана адаптированная конструкция, предназначенная для установки на первый прототип 7ТР. Изменения коснулись только подбашенной коробки и размещения аккумуляторных батарей, которые были перенесены из боевого отделения в трансмиссионное. Башня была выполнена в форме усеченного конуса и имела дифференцированное бронирование. Лобовая часть, борта, корма и маска пушки изготовлялись из бронелистов толщиной 15 мм, крыша имела толщину 8-10 мм. Из-за особенностей компоновки корпуса башню пришлось установить со смещением на левый борт.

После испытаний, проведенных в период с 3 по 17 февраля 1937 года, башни были признаны польской армией пригодными для установки на танки 7ТР. Модернизированные машины получили фирменное обозначение PZInż.220. Серийная продукция отличалась кормовой нишей и люком на крыше башни, а не в кормовом бронелисте. Ниша выполняла две функции - она служила противовесом для орудия и одновременно использовалась для установки радиостанций N2C или RKBc, которые устанавливались на танках с осени 1938 года. Всего успели получить 38 новых радиостанций (в 1937-м - две, в 1938-м - 12 и в 1939 - 24 штуки), которые предназначались для танков командиров рот, взводом и батальонов. Для дополнительной вентиляции боевого отделения в крыше были выполнены два вентиляционных отверстия.

Шведская 37-мм пушка Bofors для своего времени обладала высокими боевыми качествами и была способна поражать практически любой танк. На дистанции до 300 метров бронебойный снаряд мог пробивать броню толщиной до 60 мм, до 500 метров - 48 мм, до 1000 метров - 30 мм, до 2000 метров - 20 мм. Бронебойный снаряд весил 700 грамм и развивал начальную скорость 810 м/с. Практическая дальность составляла 7100 метров, скорострельность - 10 выстрелов в минуту. Боекомплект для пушки размещался следующим образом: 76 выстрелов в нижней части боевого отделения и 4 выстрела в башне. Вместе с пушкой был спарен 7,92-мм пулемет wz.30 в бронированном кожухе, боекомплект к которому составлял 3960 патронов.

Производство легких танков 7ТР 1933 - 1939 г.г.

Заказы на поставку комплектующих для 7ТР распределили между десятком предприятий, но окончательная сборка производилась силами PZInż. С 1936 года к выпуску танков был подключен завод в Урсусе, где открылись новые производственные мощности.

Заказы на поставку комплектующих для 7ТР распределили между десятком предприятий, но окончательная сборка производилась силами PZInż. С 1936 года к выпуску танков был подключен завод в Урсусе, где открылись новые производственные мощности.

 Первые 18 из 22 заказанных танков были собраны в течении оставшихся месяцев 1935 года, так что в следующем году PZInż поставили только 4 машины. В немалой степени столь высокому темпу способствовало решение использовать на 7ТР первой серии башни от танков Vickers Mk.E, которые в это же время проходили модернизацию. Кстати, характерные надстройки на крыше башен предназначались для хранения магазинов к пулеметам и являлись исключительно польским нововведением.

 Второй контракт был подписан 7 февраля 1936 г., а в скором времени был заключен и третий, ещё на 18 машин. Впрочем, после сборки двух танков последовало распоряжение прекратить выпуск двухбашенных 7ТР и перейти на выпуск танков с одной башней и 37-мм пушкой. Из-за этого сроки поставок пришлось сдвинуть на май 1938 г.

 Пока в Польше разворачивалось серийное производство 7ТР, шведская фирма Bofors отказалась от поставок смотровых приборов и механизмов подъёма орудия. Эти элементы пришлось срочно разрабатывать своими силами. Оборудование для визуального наблюдения состояло из оптического видоискателя LCz-1x30, перископического наблюдательного прибора wz.37 и перископа конструкции инженера Гундлаха (wz.34). Перископ Гудлаха имел возможность кругового вращения и вертикальный обзор в пределах от -10° до +25°. Благодаря призматическим приспособлениям командир танка мог сидеть неподвижно, вращая только сам перископ. Помимо этого в бортах башни появились смотровые щели прикрытые бронестеклом.

 Четвертый контракт, предполагал поставку 49 однобашенных 7ТР в срок с 1 января по 3 июня 1938 г. Уложиться в столь жесткий график PZInż не смогли, и фактически приёмка танков проводилась двумя партиями. С ноября по декабрь 1938 г. было принято 16 машин, а в январе-феврале 1939 г. – остальные 33. Не лишним будет упомянуть о том, что из-за недостатка средств деньги были получены от сделки по продаже танков FT-17 осенью 1936 года Уругваю, которые на самом деле отправились в Испанию. Так что поляки, помогая республиканцам, преследовали скорее меркантильные интересы.

Пятый по счету контракт на 18 однобашенных танков был выполнен в период с июня 1938 г. по май 1939 г. Далее предполагалось наладить выпуск более современных легких танков 9ТР (рассматривался как очередной временный вариант) и крейсерских 14ТР, однако эти планы вскоре пришлось изменить.

Давно мечтавшая о реванше Германия не скрывала своих агрессивных намерений и после оккупации Чехии начала активно работать по вопросу Данцига. Переговоры 1938 года провалились из-за принципиальной несговорчивости обеих сторон. Видя пример Чехословакии, в Польше хорошо понимали, что на Данциге аппетиты немцев не утолятся. К тому же, большую роль сыграла самонадеянность польской стороны, действовавший по принципу «Запад нас не оставит». Как оказалось, западные союзники с легкостью скормили своих восточных соседей ненасытному Гитлеру.

 Предвидя угрозу скорой войны, в апреле 1939 года был срочно оформлен шестой контракт на поставку 32 танков. Сроки поставок оговаривались следующим образом: 11 машин к 31 августа и 21 машина к 30 сентября. Заказ был бы выполнен в срок, если бы не война и задержка с поставками броневых плит от предприятия Batory. Как оказалось, производственные мощности были сильно загружены зарубежными заказами, в том числе и от Германии (!) - когда речь шла о прибыли, обороноспособность страны отходила для польских промышленников на второе место.

Тем временем, в январе 1939 года, удалось завершить расширение производственных мощностей PZInż, что позволяло выпускать по 24 танка ежемесячно. Полагаясь на это, 5 июня был заключен следующий контракт на 50 танков со сроком сдачи с декабря 1939 по февраль 1940 года. Далее, 29 июня, последовал заказ ещё на 150 машин, которые предстояло выпустить в марте-апреле 1940 г. При этом, 100 танков должны были нести усиленное бронирование. Последние два контракта были оформлены за несколько недель до войны - 8 и 16 августа. Планировалось, что в течении весны-лета 1940 года удастся получить ещё 82 танка, из которых 32 (второй заказ) предназначались для 10 моторизованной кавалерийской бригады. Таким образом, за 1939 - 1940 года польская армия рассчитывала получить 282 танка.

На вполне уместный вопрос о целесообразности возобновления производства заведомо устаревшего танка имеется вполне обоснованный ответ. К сентябрю 1939 года польской промышленности так и не удалось наладить производство танков 9ТР и 14ТР, причем прототип последнего только начали собирать. Фактически танк 7ТР (в однобашенном варианте) можно было считать устаревшим уже в момент принятия на вооружение, поскольку по основным параметрам он едва превосходил советский Т-26 образца 1938 - 1939 гг. и уступал немецкому Pz.Kpfw.III. Но если немецкая машина имела солидный резерв для модернизации, то для 7ТР эта тема была практически закрыта. Поставки танков из Франции и Великобритании также находились под большим вопросом, поскольку там выполнялась собственная мобилизационная программа. В сложившейся ситуации выбирать польскому командованию не приходилось, поэтому танки 7ТР и танкетки TK-3/TKS так и остались основными боевыми машинами Войска Польского вплоть до капитуляции.

Польские танки на экспорт 1937 - 1939 г.г.

В то время как серийное производство 7ТР для польской армии едва набирало обороты, к Польше потянулись иностранные покупатели. В январе 1937 г. Швеция выступила с предложением закупить один танк для тестов и от 20 до 60 небронированных шасси и тракторов С7Р, но польское правительство не сочло нужным выполнить этот заказ. Также не получилось договориться с Голландией, которая к середине 1930-х гг. осталась без танков вообще.

Не лучшим образом сложилась история с заказом для Эстонии. В 1937 г. эстонская армия ознакомилась с танками 7ТР и была заинтересована в закупке 4 машин в однобашенном варианте. Поляки были не против, но вместо стандартного варианта 7TP, они предложили Эстонии комбинированный вариант: шасси и корпус оставили от 7ТР, а вот башни были от Vickers Mk.E Type B. В итоге эстонцы отказались от закупок польской техники.

Гораздо щедрее оказалась турецкая военная миссия, сумевшая в 1938 г. договориться о начале лицензионного выпуска 7ТР. Польша передала Турции пакет технической документации, но на этом добрососедские отношения между двумя странами завершились из-за начавшей войны с Германией. Кроме того, нереализованным остался заказ на 36 танков от Югославии и Греции.

...

После поражения Польши, 7ТР приняли на вооружение немцы под названием Pzkpfw 731 (p) 7TP. Из этих танков был сформирован немецкий 203. танковый батальон. В 1940 г. этот батальон был отправлен в Норвегию, а одна часть вооружённая польскими 7TP даже воевала во Франции!

 

Тактико-технические характеристики легкого танка 7TP

Боевая масса:  9400 кг;

Экипаж: 4 чел;

Длина: 4990 мм;

Ширина: 2410 мм;

Высота:  2160 мм;

Клиренс: 376 мм;

Вооружение: одна 37-мм пушка Bofors и один 7,92-мм пулемет wz.28;

Боекомплект: 80 снарядов и 3960 патронов;

Приборы прицеливания:  панорамный перископ Гундлаха;

Бронирование:  лоб корпуса – 10-17 мм,

                               борт - 10-17 мм,

                               корма корпуса (верх) - 8-9,5 мм,

                               корма корпуса (низ) - 9 мм,

                               башня – 13 мм,

                               крыша корпуса - 5 мм,

                               крыша башни - 5 мм,

                               днище корпуса - 5 мм;

Мотор Saurer VBLDb (PZInz.235), дизельный, мощностью 110 л.с.

Трансмиссия: механическая, сухая мультидисковая, 4 передних скорости и 1 задняя, ременные тормоза, бортовые передачи;

Ходовая часть: (на один борт) 8 сдвоенных опорных катков сблокированных в 4 тележки, 4 сдвоенных поддерживающих ролика, переднее ведущее колесо, металлическая гусеница;

Макс. Скорость: 32-37 км/ч по шоссе;

Запас хода по шоссе: 150 км;

Преодолеваемые препятствия:

Угол подъёма: 35°,

Высота стенки: 0,61 - 0,70 м,

Глубина брода,  1,00 м,

Ширина рва:  1,82 м;

Средства связи:  радиостанция 2N со штыревой антенной;

 

Источник