Война - слишком важное дело, чтобы доверять её военным Жорж Клемансо
Целью войны является мир Аристотель
Война - всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени Томас Манн

Как Петр Первый рубил окно в Индию: каспийский поход (1722 - 1723 гг.)

Как Петр Первый рубил окно в Индию: каспийский поход (1722 - 1723 гг.)

Каспийский поход Петра Великого – первая внешнеполитическая акция Российской империи за пределами традиционной сферы ее влияния, в регионах другой цивилизации. Это была первая попытка реализовать имперские задачи внешней политики на Востоке. С этого момента был начат длительный процесс присоединения Кавказа.

Поиски пути в Индию

Индия всегда привлекала торговцев со всех стран Европы и Азии. В 1645 году в Москву прибыл первый индийский купец. К концу XVII веку с индийскими торговцами на Руси были уже знакомы неплохо.

Для торговли с этой манящей экзотической страной из России существовало всего два пути: один вел через Каспийское море, а далее – через Персию и Афганистан; второй же путь проходил караванными дорогами Средней Азии.

Еще не закончилась война со шведами, а царь Петр уже знал, что военная мощь Швеции сломлена, и искал новые цели внешней политики. На этот раз на Востоке.

В 1714 году в Петербург прибыл туркмен Ходжа Нефес с полуострова Мангышлак. Он рассказал, что в давние времена река Амударья впадала в Каспийское море, пока хивинцы не построили на ней плотину. Если разрушить плотину, река потечет по старому руслу. Нефес, видимо, полагал, что могущество царя позволит вновь привести воду на засушливые земли туркменов. Но для Петра повернуть течение этой великой среднеазиатской реки означало в первую очередь возможность установить водный путь в Индию, тем более на европейских картах Амударья изображалась впадавшей в Каспий.

Каспий. 1720-е гг.

Осенью 1714 года по приказу императора поручик Александр Бекович-Черкасский возглавил морскую экспедицию по Каспию, целью которой было выявление древнего русла реки. Со второй попытки экспедиция достигла залива Тюб-Караган у Восточного побережья Каспия. Местные туркмены показали окрестности побережья, где были получены определенные сведения о древнем протоке, якобы связанным с Аму-Дарьей, - Узбое.

После возвращения Черкасский был вновь отправлен по Каспию с новой грандиозной миссией. На сей раз предполагалось возвести крепости, проложить водный путь и обратить в подданство хивинцев и бухарцев. Гарантировать покорность подданных должны были обеспечить российские гвардейцы, чье содержание среднеазиатские владыки должны были взять на себя. Таким образом, император намеревался заложить плацдарм для будущего броска в Индию. Для этого предполагалось ввести 4,5 тыс. пехотинцев и 2 тыс. казаков.

Черкесский заложил три крепости на восточном берегу Каспия, главная находилась вблизи устья Узбоя.

Каспийский поход Петра Первого. 1723г.

Средняя Азия в XVI - первой пловине XVII вв.


В итоге это мероприятие закончилось плачевно. Хивинцы, не желая обращаться в российское подданство, летом 1717 года напали на укрепленный лагерь русских. Русский отряд в несколько тысяч человек (около 4000) противостоял хивинской орде в 24 тыс. голов. Большая часть русских воинов погибла, остальные были проданы в рабство. Черкасского с офицерами изрубили в куски перед шатром хана Ширгазы.

После гибели армии Черкасского оставленные на побережье гарнизоны были срочно эвакуированы в Астрахань.

Так закончилась первая серьезная попытка российского императора прорубить окно в Индию.

После гибели экспедиции Черкасского Петр I не оставил своих попыток найти путь в Индию и наладить отношения со среднеазиатскими народами. Неоднократно отправлялись посланники с целью разведать местность, уточнить географические сведения, а также склонить правителей к союзу с Россией. В результате поисков удалось установить, что никакого водного пути в Индию не существует. В 1720 году была составлена достоверная карта Каспийского моря, и предполагаемого устья Амударьи на ней уже не было.

Каспийское море. Пход Петра Первого. 1723 гг.

Освоение Каспийского моря русскими в первой четверти XVIII века


В итоге Петр отказался от планов повернуть течение великой реки, как и от планов немедленного установления протектората над Средней Азией. Были ликвидированы прикаспийские крепости и пункты базирования флота.

Теперь внимание императора все больше привлекала слабеющая Персия. Еще в 1715 году туда направилось русское посольство, целью которого являлся сбор информации о Персии и установление связей.

Обстановка в Персии

При шахе Солтан-Хусейне Сефевиде (правил в 1694–1722 гг.) Персия пребывала в состоянии развала и анархии. В стране процветали коррупция, борьба различных группировок феодальной знати, дворцовые интриги, достигшие неимоверных масштабов. Шах Солтан-Хусейн стал марионеткой в руках придворной клики, ведавшей всеми делами, связанными с внутренней и внешней политикой страны.

Насаждение ислама шиитского толка на государственном уровне привело к росту нетерпимости в отношении мусульман-суннитов, евреев и христиан. Первыми против попыток правительства Солтана Хусейна поставить суфизм вне закона восстали жители афганских провинций. В 1717—1720 годах восстали также сунниты в Курдистане и Ширване. В Ширване повстанцы быстро заручились поддержкой суннитов Османской империи и лезгинских племен. В 1721 году лезгины занимают главный город Ширвана Шемаху и вырезают все шиитское население, включая губернатора.

8 марта 1722 года у города Голнабад восставшие афганцы под предводительством Мир-Махмуда разбили армию персидского шаха Солтана. Шах укрылся в городе Исфагани. Махмуд осадил Исфагани. (Через 6 месяцев город сдастся и правлению династии Сефевидов придет конец, но следуя хронологии, об этом будет написано ниже.)

Ширван и Дагестан, охваченные пламенем протурецких восстаний, представляли серьезную проблему для России. Османская империя стремилась к захвату всей Персии, что создавало угрозу российским интересам в Закавказье, где ждали обещанной Петром помощи армяне и грузины.

Петр I, стремясь обеспечить русские торговые интересы на Каспии (восстановить торговый путь из Центральной Азии и Индии в Европу), не желая роста турецкого влияния, решился на вооруженное вмешательство в кавказские дела.

Россия с юго-востока представляла собой достаточно уязвимую цель, что было следствием ряда неблагоприятных географических условий, отсутствием сильных укреплений и этническими особенностями:

1) незащищенность границ ввиду отсутствия естественных преград и слабость искусственных оборонительных сооружений;

2) необеспеченность тыла ввиду наличия протурецких устремлений среди известной части тюрко-мусульманской знати, состоявшей в российском подданстве;

3) состояние не прекращавшейся войны между Россией и порубежными ей владельцами, в большинстве своем мусульманами тюркского происхождения, состоявшими в персидском и турецком подданстве.

Поводом к началу новой кампании послужило восстание мусульман-суннитов в приморских провинциях Персии. Мятежники-сунниты искали покровительства у Турции, которая также проявляла большой интерес к данному региону.

Пётр I заявил, что повстанцы совершают вылазки на территорию Российской империи и грабят купцов, и что русские войска будут введены на территорию северного Азербайджана и Дагестана для оказания помощи персидскому шаху для усмирения повстанцев в мятежных провинциях.

Подготовка к походу 1721 г.

Подготовка к походу развернулась зимой 1721–1722 гг. В приволжских городах (Нижний Новгород, Тверь, Углич, Ярославль) началась спешная постройка военных и грузовых судов, и к июлю 1722 г. было построено и сосредоточено в Нижнем Новгороде до 200 островских лодок и 45 ластовых судов. В Нижний Новгород были к этому времени стянуты и необходимые для похода войска, в числе которых находились два гвардейских полка.

В Персидском походе участвовало около 50 тыс. чел., в том числе 5 тыс. матросов, 22 тыс. пехотинцев, 9 тыс. конницы, а также иррегулярные войска (казаки, калмыки и др.). Летом 1722 г. русская армия во главе с Петром I вышла из Астрахани на судах, а конница отправилась пешим путем из Царицына.

Первоочередной задачей военной кампании 1722 года являлось овладение Шемахой – узловым пунктом русско-турецких прикаспийских противоречий. Немаловажное значение имели также Дербент и Баку, причем эти два города русская армия должна была занять самостоятельно, а Шемаху – при возможном содействии грузинских и армянских отрядов. Картлийский царь Вахтанг VI должен был выступить во главе этих объединенных сил (общей численностью более 40 тыс. человек) и открыть военные действия против Хаджи-Давуда, правителя Ширвана. Далее кавказские союзники должны были взять Шемаху, затем пробиться к берегам Каспийского моря и соединится с русской армией. Объединение армий должно было произойти между Дербентом и Баку.

Глубинная суть стратегического замысла Петра заключалась в том, чтобы утвердиться на западном и южном побережье Каспийского моря и совместно с грузино-армянскими войсками освободить от персидского господства Восточное Закавказье, разбив при этом повстанцев Дауд-бека и Сурхая.

Закавказье 1722г.

 

Начало вторжения (1722 год)

27 июля 1722 года Пётр I высадился в Аграханском заливе и впервые вступил на дагестанскую землю. В тот же день он отправил отряд под командованием бригадира Ветерани для занятия Эндирея. Но этот отряд, попав в засаду, вынужден был отступить с большими потерями. Тогда на Эндирей с большим войском был отправлен полковник Наумов, который «бросился на Андрееву деревню, овладел ею и превратил в пепел». В отличие от эндиреевского правителя Айдемира, остальные северокумыкские владетели – аксаевский, костековский и тарковский шамхал выразили готовность быть на русской службе.

Позже русские войска вступили в небольшое Утамышское владение, расположенное недалеко от Дербента. Там они подверглись атаке 10-тысячной армиии под предводительством местного правителя Султана-Махмуда. После непродолжительного боя с русскими нападавшие были обращены в бегство, а их селение предано огню.

Покончив с восстанием устамышей, царь Петр направился к Дербенту. 23 августа русские войска без боя заняли этот город. Городом в тот момент управлял наиб Имам-Кули-бек, который встретил русское войско как освободителей: «за версту от города; наиб пал на колена и поднес Петру два серебряных ключа от городских ворот».

Заметим, что такой радушный прием Петру I был оказан не всеми дербентцами, а только шиитской частью населения города, которая, будучи опорой сефевидского господства в регионе, занимала привилегированное положение. К моменту появления русских войск Дербент уже несколько лет находился в осадном положении. Повстанцы во главе с Хаджи-Давудом постоянно угрожали городу, намереваясь очистить его от оккупационных персидско-кызылбашских властей.

За мирную сдачу крепости Имам-Кули-бек был назначен Петром I правителем города, пожалован чином генерал-майора и постоянным годовым жалованием.

30 августа русские войска подошли к реке Рубас и заложили в непосредственной близости от табасаранской территории крепость, рассчитанную на гарнизон в 600 человек. Под властью русского царя оказались многие селения табасаранцев и кюринских лезгин. В течение нескольких дней все окрестности Дербента и Мускура, лежащие между речками Ялама и Бельбеле также перешли под власть Российской империи.

Таким образом, за относительно небольшой промежуток времени Россия подчинила себе значительную часть прикаспийских земель от устья Сулака до Мюшкюра.

Реакция Хаджи-Давуда и других феодальных владетелей Дагестана на появление и действия русских войск на Восточном Кавказе была самой разной. Сам Хаджи-Давуд, зная, что он был назван Петром I главным «бунтовщиком», для наказания которого он и предпринимал свой поход, стал усиленно готовиться к обороне своих владений. Его же союзники Сурхай и Ахмед-хан заняли выжидательную позицию, пытаясь отсидеться в своих владениях.

Хаджи-Давуд понимал, что он не сможет в одиночку устоять перед Россией, поэтому одновременно он осуществлял попытки наладить отношения с турками  – главными соперниками России на Кавказе.

В планы Петра I входило присоединение не только прикаспийского Дагестана, но и почти всего Закавказья. Поэтому русская армия, овладев Дербентом, готовилась к дальнейшему продвижению на юг.

На этом кампания 1722 г. фактически завершилась. Ее продолжению помешали осенние штормы на Каспии, осложнившие доставку морем продовольствия. От течи в судах частично испортились запасы муки, что поставило русскую армию в затруднительное положение. Тогда Петр оставил в Дербенте гарнизон под командованием полковника Юнкера, а сам с войсками двинулся пешим путем обратно в Россию. По дороге у реки Сулак царь заложил новую крепость Святой Крест для прикрытия российской границы. Оттуда Петр отправился в Астрахань морским путем.

Дальнейшими военными действиями на Каспии руководил генерал Матюшкин.

В сентябре Вахтанг VI c войском вступил в Карабах, там он вёл боевые действия против восставших лезгин. После захвата Гянджи к грузинам присоединились армянские войска с католикосом Исаей во главе. Под Гянджой в ожидании Петра грузино-армянское войско простояло два месяца, однако, узнав об уходе русского войска с Кавказа, Вахтанг и Исайя возвратились с войсками в свои владения.

Низложение персидского Султана Хусейна афганскими мятежниками

В некоторых крепостях, в частности в Дербенте, на Рубасе и Дарбахе были оставлены гарнизоны русских войск. После ухода основных сил русской армии эти гарнизоны оказались в исключительно трудном положении. Хаджи-Давуд, Ахмед-хан и некоторые другие горские феодалы предпринимали постоянные нападения на эти крепости, стремясь выбить из них русские войска.

Вскоре восставшим всё-таки удалось вернуть под свой контроль все земли вокруг Дербента, что дало возможность Хаджи-Давуду и Ахмед-хану во главе объединенного войска напасть на саму Дербентскую крепость и держать её в осаде в течение недели. В Дербенте начался голод.

Вторжение русских войск на Восточный Кавказ и занятие ими прикаспийских территорий ещё более обострило и без того сложную политическую обстановку в регионе. Вмешательство России и установление контроля над этими территориями коренным образом повлияло на дальнейший ход событий в регионе и подтолкнуло Османскую империю на военное вторжение. Целью турков было вытеснение русских.

Готовясь к вторжению, турецкий султан, принял Хаджи-Давуда в османское подданство, надеясь использовать его в своих интересах. Ему давался ханский титул и власть над Ширваном, Лезгистаном и Дагестаном в качестве верховного правителя. Утверждение Хаджи-Давуда ханом Ширвана сильно задело гордого и амбициозного Сурхая. С этого момента Сурхай из главного союзника Хаджи-Давуда превращается в его ярого противника. Он делал всё, чтобы вырвать власть из рук Хаджи-Давуда и самому стать правителем Ширвана.

Сурхай предпринял несколько попыток вступить в подданство России, но русские всячески отвергали его. В конце концов, добиваясь своих личных интересов, Сурхай совершенно отклонился от первоначального курса и фактически оказался по другую сторону. Он стал вести самостоятельную войну против Хаджи-Давуда, совершая набеги на Ширван, Шеки и Гянджу.

К концу 1722 года антисефевидская коалиция горских феодальных владетелей, образовавшаяся в своё время благодаря усилиям Хаджи-Давуда, практически распалась. Из крупных феодальных правителей лишь Али-Султан Цахурский продолжал поддерживать Хаджи-Давуда.

А между тем в самой Персии произошли события, положившие затем конец более чем 200-летнему правлению Сефевидов. 22 октября 1722 года афганцы во главе с Мир-Махмудом после шестимесячной осады захватили столицу Сефевидского государства – Исфахан. Шах Султан-Хусейн, явившись в лагерь Мир-Махмуда вместе со своими придворными, передал ему свою корону. Мир-Махмуд объявил себя шахом Ирана. Сефевидская знать присягнула ему. Вслед за Исфаханом афганцы захватили Кашан, Кум, Казвин и другие города центрального Ирана.

В северных провинциях Ирана находился в это время сын Султан-Хусейна Тахмасп, бежавший из осажденной столицы, чтобы собрать войско для борьбы с захватчиками. После падения Исфахана он также объявил себя шахом Ирана, и вокруг него стали собираться антиафгански настроенные элементы. Однако Тахмасп в силу ряда причин так и не смог набрать достаточную для борьбы с афганцами армию.

Кампания 1723 года

Падение Исфахана привело к дальнейшей эскалации напряженности в регионе и активизации захватнической политики сопредельных держав в отношении Закавказья и Ирана. После занятия российской эскадрой во главе с полковником Шиповым Энзели и Решта весной 1723 года Петр I первостепенное значение стал придавать захвату Баку – важного стратегического пункта на побережье Каспия.

Еще находясь в Дербенте, Петр I 24 августа 1722 года посылал в Баку лейтенанта Лунина с «манифестом, приглашавшим город сдаться. Но бакинцы, подстрекаемые агентами Дауд-бека, не впустили Лунина в город и ответили, что русской помощи не желают», хотя незадолго до этого от правителей города было получено письмо, в котором говорилось, что бакинские жители готовы «по оному вашего величества указу и манифесту служить и по нашему желанию в послушании пребыть».

20 июня 1723 года российский флот под командованием генерал-майора Матюшкина вышел из Астрахани и взял курс на Баку.

По прибытии Матюшкин отправил в город майора Нечаева с письмом персидского посла Измаил-бека к султану, в котором посол старался склонить султана к сдаче города. Однако бакинский султан, находившийся под влиянием Хаджи-Давуда, отказался допустить русские войска в Баку. Получив отказ, русские приступили к осаде крепости, которая продолжалась в течение семи дней.

Тем временем в самом городе султан Мухаммед-Хусейн-бек был схвачен сторонниками российской ориентации и брошен в тюрьму. Власть в городе перешла к юзбаши Дергах-Кули-беку, который затем написал письмо Матюшкину о том, что новые власти согласны сдать город.

28 июля русские батальоны вошли в Баку. Приветствуя их, власти города преподнесли Матюшкину четыре ключа от городских ворот. Заняв город, русские войска расположились в двух караван-сараях и взяли в свои руки все важные стратегические пункты.

Узнав о том, что султан держал связь с Хаджи-Давудом и собирался сдать ему город, Матюшкин приказал взять Мухаммед-Хусейн-бека под стражу. Затем султан и три его брата со всем их имуществом были отправлены в Астрахань. Правителем Баку был назначен Дергах-Кули-бек, возведенный русским командованием в чин полковника. Комендантом города стал князь Барятинский.

Занятие русскими Баку позволило им захватить почти всё каспийское побережье Восточного Кавказа. Это явилось серьёзным ударом по позициям Хаджи-Давуда. Потеря прикаспийских провинций значительно усложняла задачу воссоздания сильного и независимого государства на территории Ширвана и Лезгистана. Турки, в чьём подданстве находился в это время Хаджи-Давуд, ничем ему не помогли. Они были заняты решением своих собственных проблем.

После захвата Баку русские войска по намеченному плану овладели устьем реки Куры. Все эти территории, включая Гилянь, где уже находились русские войска, а также некоторые другие земли по побережью Каспия, были «признаны за Россией договором, заключенным в Петербурге с посланником Тахмасиба II Исмаил-беком 12 сентября 1723 года. Этот договор, все статьи которого были написаны под диктовку петербургского кабинета, фактически стал своеобразным приговором развалившемуся Сефевидскому государству. В частности, вторая его статья устанавливала, что «…его шахово величество уступает его императорскому величеству всероссийскому в вечное владение города Дербент, Баку со всеми к ним принадлежащими и по Каспийскому морю лежащими землями и местами, також де и провинции Гилянь, Мазондрань и Астрабат,… дабы оными содержать войско, которое его императорскому величеству к его шахову величеству против его бунтовщиков в помочь посылает, и для того також де на содержание онаго войска от его шахова величества денежное вспоможение не требует».

Карта. 1723 год. Каспийское море.

Мирный договор, итоги каспийской кампании

Успехи русских войск во время похода и вторжение османской армии в Закавказье вынудили Персию заключить 12 сентября 1723 года в Петербурге мирный договор, по которому к России отошли Дербент, Баку, Решт, провинции Ширван, Гилян, Мазендеран и Астрабад.

От проникновения в центральные районы Закавказья Петру I пришлось отказаться, так как летом 1723 года туда вторглись османы, опустошившие Грузию, Армению и западную часть современного Азербайджана. В 1724 году с Портой был заключен Константинопольский договор, по которому султан признал приобретения России в Прикаспии, а Россия — права султана на Западное Закавказье.

Петербургский договор закрепил за Россией все прикаспийские области Восточного Кавказа, включая и такие важнейшие города, как Дербент и Баку. 

 

HisWar.net

по материалам книг:

"Персидский поход Петра I: 1722—1723." — М.: Издательство Московского университета, 1951. Автор Лысцов В. П.

"Народно-освободительное движение на Восточном Кавказе под руководством Хаджи-Давуда Мюшкюрского (первая треть XVIII века)", 2006. АвторБутаев А. А.

"Персидский поход Петра Великого. Низовой корпус на берегах Каспия (1722 – 1735)". Автор Курукин И. В.