Война - слишком важное дело, чтобы доверять её военным Жорж Клемансо
Целью войны является мир Аристотель
Война - всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени Томас Манн

Русская колонизация Гавайев (1804 - 1825 г.г.)

Русская колонизация Гавайев (1804 - 1825 г.г.)

Вехи истории

11 Октябрь 2013

2182

Печать

Гавайские (Сандвичевы) о-ва были открыты в 1778 г. 3-й экспедицией Дж. Кука, которая в дальнейшем посетила Камчатку. С тех пор сказочный архипелаг поражал воображение любого наблюдательного путешественника, которому доводилось посетить жемчужину Тихого океана.

Капитан Джеймс Кук (худ. Натаниэл Дэнс-Холланд)

Несмотря на завистливые взоры иностранных мореплавателей, гавайский король Камеамеа (1752-1819) сумел отстоять свою независимость и к концу XVIII в. стал правителем всего архипелага, за исключением двух северных островов — Кауаи и Ниихау, где укрепился его соперник — Каумуалии.

Между тем к началу XIX в. в этом районе усиливается влияние предприимчивых «бостонских корабельщиков», которые постепенно превратили острова в главную базу своей посреднической торговли между Русской Америкой, Калифорнией и Китаем. В качестве примера можно сослаться на деятельность капитана Джозефа О'Кейна, который несколько раз посещал русские колонии в Америке и установил деловые контакты с А.А. Барановым – правителем русских поселений в Америке.

Знакомство русских с Гавайскими островами

Хотя косвенные связи с Гавайями существовали еще в конце XVIII в., прямое знакомство русских с островами произошло лишь в июне 1804 г., когда «Надежда» и «Нева» под командованием И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского посетили архипелаг в ходе своего кругосветного путешествия. Участники экспедиции Ю. Ф. Лисянский, И. Ф. Крузенштерн, Н.П. Резанов, Н. И. Коробицын, Ф. И. Шемелин, Г. И. Лангсдорф, В. Н. Берх и др. не только оставили ценные наблюдения о состоянии хозяйства, обычаях и жизни островитян, но и пополнили «Кунсткамеру» в С.-Петербурге многочисленными экспонатами.

Во время пребывания «Невы» на Гавайях между командой и островитянами завязались торговые связи. Одежду, топоры, железо русские моряки обменяли на свиней, фрукты, в полной мере оценив значение архипелага в качестве возможной продовольственной базы для Камчатки и Русской Америки.

В 1806 г. по своей собственной инициативе смелое путешествие из Калифорнии к Сандвичевым о-вам на шхуне «Св. Николай» предпринял служащий РАК Сысой Слободчиков. Король Камеамеа «принял русских весьма благосклонно». Слободчиков обменял меха на продовольствие и к августу 1807 г. успешно доплыл до Русской Америки.

Баранов Александр Андреевич, правитель Русской Америки (1790 - 1818 г.г.)

Осенью 1808 г., воспользовавшись пребыванием в Ново-Архангельске (столица Русской Америки) шлюпа «Нева», правитель Русской Америки (Александр Андреевич Баранов) поручил лейтенанту Л. А. Гагемейстеру тщательно исследовать архипелаг и наладить торговлю с королем Камеамеа.

Гагемейстер собрал сведения об островах и пришел к заключению, что архипелаг очень подходит для снабжения русских владений продовольствием. Он выдвинул идею покупки или захвата на островах земельного участка для основания колонии. Для этого, как думал лейтенант, на первое время следовало отправить всего два десятка русских и примерно столько же для их защиты при одной пушке и башни-блокгауза. Хотя идея Гагемейстера получила поддержку Главного правления РАК, никакой поддержки в правительстве она не нашла.

Авантюра доктора Шеффера (1815 - 1819)

В конце января 1815 г. у берегов острова Кауаи потерпел крушение корабль «Беринг» (капитан Джеймс Беннет), находившийся там по поручению А.А. Баранова для покупки продовольствия. Выброшенный на берег корабль вместе с грузом, который оценивался в 100 тыс. руб., был, по утверждению Беннета, захвачен местными жителями. Вернувшись в Ново-Архангельск летом 1815 г., капитан Беннет настаивал на необходимости отправить на Гавайские о-ва вооруженную экспедицию. Баранов решил уладить этот вопрос иными методами - осенью 1815 г. организовал дипломатическую экспедицию во главе с доктором, немцем по происхождению, Г. А. Шеффером (1779 - 1836). Ему было поручено завоевать расположение короля Камехамехи, добиться торговых привилегий и после этого поставить вопрос о возмещении ущерба связанного с захватом корабля «Беринг».

Трудно сказать, чем руководствовался А.А. Баранов, когда остановил свой выбор на докторе Шеффере. Быть может, он рассчитывал, что специальность врача, а также знание иностранных языков помогут Шефферу в выполнении его миссии, но скорее всего в колониях просто не оказалось в то время другой кандидатуры.

В качестве компенсации ущерба предполагалось получить сандаловое дерево, которое надлежало подготовить ко времени прихода русских судов. При благоприятных условиях Шеффер должен был также добиться торговых привилегий и монополии на вывоз сандалового дерева.

В начале октября 1815 г. на борту американского корабля «Изабелла» (капитан Тайлер) доктор Шеффер отправился на Гавайи, куда прибыл примерно через месяц. Судя по записям самого Шеффера, уже в самом начале ему пришлось столкнуться с активным противодействием американцев, которые явно опасались утратить свои привилегии и влияние на островах.

Тем не менее, доктору удалось завоевать дружбу и доверие короля Камеамеа, которого он лечил от болезни сердца. Ему также удалось вылечить его любимую жену, королеву Каауману, от лихорадки

Получив разрешение на устройство фактории, а также земельные участки на о-вах Гавайи и Оаху, Шеффер «осмотрел их и нашел способнейшими к возделыванию для многих предметов, изобильными разными строевыми лесами и сандальным деревом, водой, рыбой, дикими быками и прочим». Он «выстроил домик и рассадил табак, кукурузу, дыни, арбузы, тыквы и другие полезные растения».

Деловая активность доктора Шеффера, а также интерес к сандаловому дереву еще более усилили подозрения американцев, которые стали называть его «русским шпионом». Были даже покушения на жизнь Шеффера. В результате доктор предпочел отправиться на о-в Оаху, где и провизии больше, «и жители лучше расположены к иностранцам».

Король Гавайев Камеамеа I (Худ. Д.Вилворд)

В мае 1816 г. у берегов о-ва Оаху появились русские корабли: сначала «Открытие» под командованием Я. А. Подушкина, а затем неожиданно «Ильмена» (капитан У. Уодсворт), которая возвращалась из Калифорнии и зашла на острова для срочного ремонта. На борту этого судна находился отряд алеутов, возглавлявшийся Т. Таракановым.

По собственной инициативе Шеффер задержал «Ильмену» в Гонолулу, поручил присмотр за организованной им факторией Петру Кичерову, а сам вместе с Я. А. Подушкиным отправился на корабле «Открытие» к о-ву Гавайи для переговоров с королем Камеамеа по поводу груза «Беринга».

Переговоры, продолжавшиеся несколько дней, зашли в тупик - требования доктора Шеффера король выполнять отказался (видимо не без участия американских торговцев). Видя, что переговоры с Камеамеа не сулят ему особых успехов, Г. А. Шеффер решил, не теряя времени следовать к о-ву Кауаи, который находился во владениях короля Каумуалии – давнего соперника Камеамеа. Следует отметить, что сидел король Каумуалии на троне (точнее сказать – на двух островах), исключительно благодаря тому, что у Камеамеа не доходили до него руки…

16 (28) мая 1816г. корабль «Открытие» бросил якорь у берегов острова Кауаи. Началась самая удивительная и авантюрная часть гавайской экспедиции доктора Шеффера.

21 мая (2 июня) 1816 г. Шеффер, казалось, достиг невероятного. В торжественной обстановке Каумуалии — «король островов Сандвичевских, лежащих в Тихом Северном океане, Атуваи и Нигау, урожденный принц островов Овагу и Мауви» — смиренно просил «е. в. государя императора Александра Павловича... принять его помянутые острова под свое покровительство» и обещал навсегда быть верным «российскому скипетру». И все бы ничего, но в своем надиктованном Шефферу, послании императору Александру Каумуалии просил принять под российский скипетр не только те два острова, которые реально контролировал, но и еще несколько других - Каумуалии заявлял на них какие-то «династические права», но в данный конкретный момент эти острова прочно держал король Камеамеа…

Доктор Г. А. Шеффер

В тот же «исторический» день было подписано еще одно соглашение, по которому Каумуалии обязался не только возвратить спасенную часть груза «Беринга», но и предоставить Российско-американской компании монополию на торговлю сандаловым деревом. Компания получила также право беспрепятственно учреждать во владениях Каумуалии свои фактории.

Утратив всякое чувство реального, Г. А. Шеффер 1 (13) июля 1816 г. заключил еще и «тайный трактат», по условиям которого Каумуалии выделял 500 человек для завоевания «ему принадлежавших и силою отнятых» о-вов Оаху, Ланаи, Науи, Малокаи «и прочие», а общее руководство экспедицией поручил бравому доктору медицины. «Король дает доктору Шефферу, — указывалось в трактате, — бланк на оную экспедицию и всякую помощь для строения крепостей на всех островах, в коих крепостях и будут русские командиры, так, как в гавани Ганаруа (Гонолулу) на острове Вагу» (Оаху).

Главной причиной неожиданного успеха Шеффера на о-ве Кауаи явилась давняя вражда между двумя гавайскими королями. Опираясь на покровительство и помощь России, Каумуалии рассчитывал не только утвердить свою независимость от Камеамеа, но и отвоевать некоторые другие острова. В соответствии с данным обещанием Г. А. Шеффер купил для Каумуалии шхуну «Лидия», а также договорился о приобретении большого вооруженного корабля «Авон», принадлежавшего американцу И. Виттимору, за 200 тыс. пиастров, подлежащих оплате А.А. Барановым.

Не считаясь с реальными возможностями, Шеффер развернул на Гавайских о-вах и, в первую очередь на о-ве Кауаи, кипучую деятельность. Были заложены на трех возвышенностях крепости: Александровская, Елизаветинская и третья – крепость Барклая. Долину Ганнарейскую по желанию короля скромный доктор назвал Шефферовой...

Расчеты Г. А. Шеффера на одобрение его действий на Сандвичевых о-вах, а главное — на реальную помощь А. А. Баранова и петербургского начальства не оправдались.

Узнав о сделке доктора с королем, «А.А. Баранов немедленно написал ему, что не может без разрешения главного правления одобрить заключенные им условия», и запретил «входить в каковые-либо дальнейшие спекуляции».

Русская экспедиция под руководством Отто Коцебу на Гавайях (худ. Луис Чорис, 1816 год)

В начале декабря 1816 г. у берегов Гавайских островов появился совершавший кругосветное путешествие бриг «Рюрик» под командованием О. Е. Коцебу. Поскольку Шеффер давно уже распустил слухи о скором приходе к нему на помощь русского военного корабля, Камеамеа приказал выставить на берегу целое войско— около 400 отборных молодцов, вооруженных ружьями. С большим трудом Коцебу удалось убедить короля в дружественных намерениях русских, и 24 ноября (6 декабря) 1816 г. состоялась его встреча с Камеамеа - тогда король туземцев и жаловался на доктора Шеффера. Коцебу убедил короля, что Шеффер, собственно говоря, никого не представляет и руководствуется лишь собственными фантазиями.

Во время своего пребывания на Гавайских о-вах О. Е. Коцебу установил самые дружественные отношения с островитянами. Он покинул острова 14 (26) декабря 1816 г.

Положение доктора ухудшается

Несмотря на торжественные соглашения, заключенные с Каумуалии, положение Г. А. Шеффера становилось все более затруднительным. Уже в сентябре 1816 г. под угрозой применения силы была оставлена фактория на Оаху, а затем американские капитаны предприняли попытку (правда, без успеха) спустить русский флаг в селении Ваимеа (о-в Кауаи). Ситуация еще более осложнилась, когда стало известно, что рассчитывать на поддержку А. А. Баранова и О. Е. Коцебу не придется.

Баранов слал грозные письма, объявляя, что никаких таких «вооруженных кораблей» он покупать не разрешает и вообще не намерен тратить деньги Компании на авантюры. Каумуалии получил от Камеамеа мягкое отеческое увещевание с просьбой прекратить глупости. Королек струхнул и от всех своих наполеоновских планов отказался.

Почти все мореходы Соединенных Американских Штатов, — указывал Т. Тараканов и другие служители Российско-американской компании, — «имеющие торговлю на норд-вестовом береге, старались прежде и теперь замышляют побудить индейцев на Сандвичевых островах к произведению революции».

Надеясь сохранить свои позиции на о-ве Кауаи, доктор собрал всех имевшихся в его распоряжении служащих Компании и закатил пылкую речь с призывом взяться за оружие и «показать, что русская честь не так дешево продается» (в устах этнического баварца, ставшего русским служащим всего семь лет назад это звучало чуточку комично).

11 июня 1817 г. бравый доктор медицины сообщал А. А. Баранову, что «весь народ» с ним согласен удержаться на Кауаи, «покуда от Вас придет помощь», и что он занимает «здешний остров теперь во имя нашего великого государя».

Баранов ему уже в открытую посоветовал не валять дурака и подобру-поздорову возвращаться на Кадьяк. Только тогда всеми покинутый доктор понял наконец, что все его планы рухнули. Но уплыть было не на чем, единственное судно Компании, каким Шеффер располагал, было в таком состоянии, что едва не пошло на дно на рейде Гонолулу.

Трудно сказать, как сложилась бы судьба незадачливого завоевателя «края вечной весны», но к счастью, на Гавайи зашел американский корабль «Пантер», капитана (Льюиса) которого Шеффер когда-то лечил. Оставив на о-ве Оаху большую группу русских и алеутов во главе с Таракановым, Шеффер 7(19) июля 1817 г. на американском судне навсегда покинул Гавайские о-ва. Его сопровождали всего два человека — алеут Г. Изкаков и служитель компании Ф. Осипов. Так закончилась гавайская часть авантюры доктора медицины.  Даже того груза, на спасение которого Шеффер и был послан, вернуть не удалось. Убытки Компании от всего этого цирка насчитывали двести тысяч рублей - именно столько Шеффер потратил без всякой пользы.

Провал этой авантюры у нас до сих пор списывают на «происки американцев». Безусловно, они приложили руку - конкуренция, знаете ли. Но не кто иной, как плававший с Коцебу естествоиспытатель и писатель А. Шамиссо, оценивавший события именно с русской стороны, тогда же писал, что главная причина - не в «завистливой бдительности» американцев или англичан, а в характере гавайцев - народа воинственного и находившегося под управлением сильного короля Камеамеа, не склонного подчиняться кому бы то ни было. Он и без американцев пришел в ярость, когда Каумуалии с доктором Шеффером без его согласия принялись распоряжаться островами, которые Камеамеа с таким трудом завоевывал…

Позже доктор Шеффер объявился в Петербурге, где начал бомбардировать своими прожектами высшие инстанции, в том числе императора. Однако в столице к тому времени уже разобрались в реальном положении дел и доктору резонно ответили, что прочность заключенного с Каумуалии соглашения представляется весьма сомнительной…

Доктора снова несло! Он, напирая на свое участие в войнах с Бонапартием, предложил новый проект: захватить все Гавайские острова, для чего якобы достаточно двух-трех военных судов и некоторого количества солдат. Командовать этой операцией он брался сам.

В феврале 1818 г. Александр I по вопросу о Сандвичевых о-вах писал: «Государь император изволит полагать, что приобретение сих островов и добровольное их поступление в его покровительство не только не может принесть России никакой существенной пользы, но, напротив, во многих отношениях сопряжено с весьма важными неудобствами…».

Многим решение Александра I может показаться совершенно неожиданным, малообоснованным и даже нелепым. Как могло случиться, что царское правительство категорически отказалось от приобретения тихоокеанской жемчужины? Разве оно не стремилось к расширению своих границ и влияния? Может быть, оно просто не разобралось в выгодах, которые давало это новое приобретение для интересов России на Дальнем Востоке, в Америке и на Тихом океане? И откуда у царя вдруг обнаружилась такая удивительная сдержанность и осторожность?

Прежде всего, следует сказать, что решение царского правительства никак нельзя считать неожиданным. Со времени получения первых донесений Г. А. Шеффера прошло более полугода. За это время и Главное правление компании, и Министерство иностранных дел собрали разнообразный дополнительный материал, в результате чего было составлено довольно детальное представление о существе дела, которое никак не представлялось перспективным.

Наконец, самое главное заключается в том, что решение Александра I по гавайскому вопросу в целом соответствовало консервативному курсу политики России на Тихоокеанском севере, а также принципу легитимизма, которому строго следовало царское правительство после 1815 г. в Европе и Америке. Таков был петербургский финал гавайского спектакля в постановке доктора Шеффера.

Российско-Американская компания, видя, что возмещения убытков от Шеффера не дождешься (откуда у него такие деньги?), махнула рукой, занесла двести тысяч в графу безвозвратных убытков, а Шеффера потихоньку уволили.

Самое примечательное, что упрямый баварец, в отличие от многих других авантюристов и фантазеров, не пропал! Он перебрался в Бразилию и сделал там неплохую карьеру при дворе бразильского императора, получив в конце жизни графский титул и несколько орденов.

Существенные изменения к началу 20-х годов XIX в. произошли и на самих Гавайских о-вах. 8 мая 1819 г. в возрасте около 70 лет скончался Камеамеа — самый известный из всех гавайских вождей и один из выдающихся государственных деятелей своего времени. Летом 1821 г. Лиолио, сын Камеамеа, перевез Каумуалии с о-ва Кауаи на о-в Оаху, где с этого времени он фактически был почетным пленником, что, впрочем, не помешало ему жениться на вдове Камеамеа — знаменитой Кааумана.

Вторая попытка русских основаться на Гавайях

Вторую - и последнюю - попытку присоединить к России Гавайские острова предпринял осенью того же 1819 г. уже не служащий Компании, а официальный консул Российской империи в Маниле Добелл.

Отправившись к месту назначения из Петропавловского порта в октябре 1819 г., Добелл был вынужден зайти на два месяца на Гавайские о-ва, чтобы произвести ремонт своего корабля.

Побывав на Гавайях и ознакомившись с проектами Шеффера, он загорелся той же идеей. Предложил Петербургу еще более масштабную авантюру: отправить на Гавайи русскую военную эскадру с пятью тысячами солдат и моряков при трех сотнях казаков - и захватить Гавайи.

Грандиозные перспективы, которые рисовал в своем донесении П. Добелл, не могли уже произвести на царское правительство какого-либо впечатления.

России Гавайские острова были попросту не нужны. Не случайно даже англичане вопреки своему обыкновению именно от них отказались. Если Аляска для России могла принести немалую пользу как источник мехов и полезных ископаемых, а Калифорния - в качестве аляскинской «житницы» (и опять-таки тамошних природных богатств), то зачем, собственно, Гавайи? Никаких серьезных стратегических задач перед русским флотом в той части света попросту не было.

В 1819 году, после смерти Баранова, правителем Русской Америки становиться российский мореплаватель и исследователь, генерал-майор Матвей Иванович Муравьёв (24 марта 1784—27 сентября 1836). Вот как он высказывался о целесообразности приобретения Гавайев:

«... Я, право, не знаю, чем Сандвичевы острова нам могут быть полезны, а паче при нынешних обстоятельствах. Шеффер сыграл смешную комедию, за которую компания очень дорого заплатила, и я не думаю, чтобы можно было возобновить ее; иметь же просто пристанище на пути и там запастись свежей провизией никакого препятствия нет и не будет».

Дальнейшие сношения компании с Гавайскими островами ограничивались, по отзыву П.А. Тихменева, «приобретением там при удобном случае продовольственных запасов и в особенности соли». Время от времени «край вечной весны» посещали русские кругосветные экспедиции. На островах побывали О. Е. Коцебу, В. М. Головнин и многие другие известные русские мореплаватели, неизменно отмечавшие благожелательное отношение местного населения. Коцебу, вновь побывавший на островах в 1824-1825 гг., указывал, что островитяне принимали русских мореходов «предпочтительно перед всеми жившими здесь европейцами, везде и все нас ласкали и мы не имели ни малейшей причины быть недовольными».

 

HisWar.net

Источники:

«Русская Америка: слава и позор», автор А.Бушков;

«История Русской Америки (1732 - 1867)». — М.: Международные отношения, 1997. / Отв. ред. акад. Н. Н. Болховитинов. — М.: статья «Русские на Гавайях (1804 - 1825)»;

«Первопроходец Тимофей Тараканов», автор Александр Зорин.