Война - слишком важное дело, чтобы доверять её военным Жорж Клемансо
Целью войны является мир Аристотель
Война - всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени Томас Манн

Перехват самолета-разведчика RB-47 ВВС США над Кольским полуостровом в 1954 году

Перехват самолета-разведчика RB-47 ВВС США над Кольским полуостровом в 1954 году

Дальний 6-двигательный бомбардировщик B-47 Stratojet проектировался как средство доставки ядерного оружия на территорию СССР. В первоначальном варианте самолёт имел прямое крыло. Но в мае-июле 1945 года после капитуляции фашистского режима представители ВВС США прибыли в Германию с целью перенятия опыта немецких инженеров. Один из сотрудников Боинга George Schairer во время визита ознакомился с документацией аэродинамических лабораторий по стреловидному крылу. Стреловидная форма крыла давала серьёзные преимущества - она помогала избегать вредные для конструкции явления, возникающие при полёте на скоростях близких к звуковым. Schairer немедленно сообщил об этом в "Боинг", пока новый высокоскоростной бомбардировщик ещё находился в стадии разработки. Так B-47 появился на свет со стреловидным крылом. А схема размещения двигателей на пилонах под крылом, впервые применённая на этом самолёте, стала сегодня традиционной для пассажирских лайнеров. 

Если бомбардировщик B-47 в боевых операциях не участвовал, то его разведывательные модификации RB-47E / RB-47H избороздили небо СССР в 1950-е годы вдоль и поперёк. 

Весной 1954 года Эйзенхауэр санкционировал новый полёт B-47 над Кольским полуостровом. 91-ое стратегическое разведывательное крыло, размещенное на базе ВВС Локбурн в Огайо, получило приказ Комитета начальников штабов выслать несколько самолетов RB-47E и заправщики KC-97 на базу Королевских ВВС Фаерфорд для подготовки к заданию. Полёт над Кольским полуостровом стал первым подобным заданием, в котором участвовали RB-47E.

Рано утром 8 мая 1954 года три экипажа самолетов RB-47E вызвали для предполётного инструктажа. Два самолёта должны были достичь точки в 180 километрах севернее Мурманска, затем повернуть назад и лететь к Англии. Третий экипаж, в состав которого входили: командир капитан Гарольд «Хэл» Остин, второй пилот капитан Карл Хольт и штурман майор Вэнс Хэвлин, получил инструкции отдельно от двух других экипажей: задание ему поставили два офицера разведки из штаба командования стратегической авиации. Самолету предстояло войти в воздушное пространство СССР южнее и сфотографировать девять аэродромов, на которых предположительно размещались новые истребители МиГ-17. Пройдя 1100 километров от Мурманска через Архангельск до Онеги, самолёт-разведчик должен был покинуть пределы Советского Союза.

Три RB-47E вылетели с базы Фэафорд около 7 часов утра и заправились топливом от КС-97 у берегов Норвегии, затем пролетели над мысом Норд Кап и повернули на юг, к Мурманску. В условленном месте два самолета развернулись и полетели назад. Их экипажи видели, что самолет Остина продолжал лететь на юг.

Экипаж Остина пересек границу СССР в полдень на высоте около 12000 метров со скоростью в 815 км/ч. Позднее Остин вспоминал, что «над всей западной частью материка стояла ясная погода». Вэнс Хэвлин включил радар и камеры в бомбовом отсеке. Потом, по воспоминаниям Карла Холта, он заметил, что RB-47E оставляет за собой след, похожий на «шесть длинных белых стрел, выдающий наше местонахождение». По предварительному прогнозу погоды, самолёт не должен был столь явно обнаруживать свое присутствие, подвергаясь опасности быть атакованным МиГами. Первыми двумя объектами съёмки были большие аэродромы недалеко от Мурманска, и когда RB-47E прошёл над первым объектом, Холт увидел, что в небо, кругами набирая высоту, поднялись МиГи. Стало ясно, что встреча с ними - лишь вопрос времени.

После того как RB-47E закончил фотографирование второго аэродрома, недалеко от него появились три МиГа. Не приближаясь к американскому самолёту, они следовали параллельным курсом на расстоянии менее километра от него. Пилоты советских истребителей визуально идентифицировали шпиона; между тем Остин и его экипаж продолжали выполнять задание согласно инструкции. Через 25 минут появилась еще шестёрка МиГов. Они также ограничились наблюдением за самолётом-нарушителем. RB-47E пролетел над двумя крупными аэродромами близ Архангельска и начал разворот на юго-запад, к другим объектам. Он находился в небе СССР уже около часа; большую часть этого времени его сопровождал «эскорт» из советских истребителей.

Через несколько минут два МиГ-17 стали приближаться к RB-47E, заходя ему в хвост. Не оставалось никаких сомнений в их намерениях. Один из истребителей начал обгонять самолёт-разведчик по левому борту. Заработали его пушки, и Остин с Холтом увидели трассы снарядов, проходящие над и под их самолетом. Истребитель прошёл ниже и впереди RB-47E, не поразив цель. Остин ввёл самолёт в пикирование и снизился на несколько сот метров, получив небольшой выигрыш в скорости. Когда Холт попытался открыть ответный огонь, оказалось, что пушки в хвостовой башне не работают; кроме того, отказал радиолокационный прицел. 

Холт всё ещё старался заставить пушки стрелять, когда в атаку пошёл второй МиГ-17. На этот раз истребитель атаковал американский самолёт прямо со стороны хвоста, но снова не повредил его. Когда стал заходить для атаки третий МиГ-17, Холт прицелился вручную и дал короткий залп. В истребитель он не попал, но пилот увидел вспышки выстрелов и отвернул в сторону. Остальные МиГи предпочли сохранять дистанцию и летели в стороне чуть сзади RB-47E, оставаясь недосягаемыми для его пушек. Они не знали, что, несмотря на все усилия и ругательства Холта, пушки не смогут сделать больше ни выстрела.

Четвертый МиГ зашёл на атаку, приближаясь к разведчику сзади и сбоку под углом примерно в 45º. Ему было трудно вести прицельную стрельбу, но всё-таки одна из очередей задела левую консоль крыла примерно в двух метрах от фюзеляжа. Осколки снарядов ударили по фюзеляжу в том месте, где находился топливный бак №1. Экипаж почувствовал резкий удар; сразу вышло из строя самолётное переговорное устройство, оказалась повреждённой УВЧ радиосвязь. Несмотря на полученные повреждения, экипаж продолжил выполнять задание по инструкции.

RB-47E тем временем прошёл над последней намеченной целью и повернул на запад, в направлении Финляндии. У шести МиГов-17 заканчивалось топливо, и они прекратили преследование, но за RB-47E устремились ещё три перехватчика. Два из них открыли огонь, однако снаряды не достигли цели. Третий МиГ-17 сумел подойти к разведчику так близко с правого борта, что, по словам Остина, «пилоты при желании могли бы пожать друг другу руки». Советский истребитель летел рядом две или три минуты, и к тому времени и самолёт-разведчик, и его преследователи уже находились в небе над Финляндией. Но это не остановило советских лётчиков - они еще дважды открывали огонь. Один из них даже пытался таранить RB-47E в борт, но не рассчитал траекторию полета и прошёл немного ниже. Одна из камер сняла его почти вплотную. В конце концов попытки перехвата пришлось прекратить  - у истребителей подходило к концу топливо. Пилот МиГа-17, летевшего рядом с RB-47E, отсалютовал противнику, покачав крыльями, Остин повторил прощальное приветствие, и советские самолёты устремились назад к границе.

Воздушный бой над Кольским полуостровом не прошёл незамеченным. На следующий день штаб обороны Швеции сообщил, что группа самолетов неизвестной принадлежности вторглась в шведское воздушное пространство из пределов Финляндии. МИД Финляндии отрицал факт воздушного боя. Представитель ВВС США в Висбадене (Западная Германия) заявил, что ни одного американского самолета в названном районе не было и в ВВС ничего не знают о каком-либо инциденте. Советский Союз молчал.

В марте 1955 года состоялись еще три полета, которые в целом повторили старые маршруты. На этот раз три самолета ВВС США RB-45C под руководством майора Джона Андерсона пролетели по трем маршрутам, один из которых, над югом европейской части СССР, был даже длиннее, чем полеты Крэмптона. Самолеты взлетели с базы Скалторп и направились на восток, набирая высоту в 10500 метров. Они пролетели соответственно над Прибалтикой, Польшей и Чехословакией. Экипажи побывали над всеми целями, в том числе военными базами и городами. За ними устремилось множество советских истребителей, но наземные РЛС не смогли вывести их на перехват нарушителей. Все самолеты невредимыми вернулись на базы в Западной Германии, и члены экипажей получили кресты "За боевые летные заслуги". 

Но подобные нарушения не могли пройти даром, в 1960 году RB-47 таки был  уничтожен перехватившим его МиГом, об этом читйте в следующей статье.

 

Источник