Война - слишком важное дело, чтобы доверять её военным Жорж Клемансо
Целью войны является мир Аристотель
Война - всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени Томас Манн

Евразийский блок "Берлин-Москва-Токио" как угроза англосаксонскому могуществу

Евразийский блок "Берлин-Москва-Токио" как угроза англосаксонскому могуществу

Вехи истории

25 Декабрь 2013

2403

Печать

Говоря о концепции континентального блока «Берлин-Москва-Токио», в первую очередь следует уделить внимание персоне доктора Карла Хаусхофера, который внес большой вклад в развитие немецкой геополитики.

Карл Хаусхофер родился в Мюнхене в 1869 году в профессорской семье. Он решил стать профессиональным военным и прослужил в армии офицером более двадцати лет. В юности он поступил в баварский офицерский корпус в чине младшего лейтенанта. За свою военную карьеру он прошел её почти до самых вершин - от лейтенанта до генерала.

В 1896 году Карл Хаусхофер женился на Марте Майер-Досс, дочери еврейского юриста и немки.

В 1903 году у Хаусхоферов родился первый сын Альбрехт, который впоследствии станет правой рукой отца и важным интеллектуальным и политическим деятелем Третьего Райха. Если бы не его еврейский дедушка (бывший, кстати, крещенным и ярым немецким патриотом, чего не хотели принимать во внимание бюрократы нацизма), Альбрехт Хаусхофер мог бы стать одной из ведущих фигур Германии.

В 1908 – 1910 годах Карл Хаусхофер находился в Манчжурии в качестве военного атташе, но слабое здоровье заставило его оставить успешную карьеру и вернуться в 1911 году в Германию. Здесь он занялся наукой, получив в Мюнхенском университете звание «доктора». Хаусхофер стал регулярно публиковать книги и статьи по геополитике. С 1924 года он издает авторитетный геополитический журнал «Geopolitik».

Хаусхофер неоднократно высказывал мнение, что возрождения Германии можно достигнуть при условии, если «люди с улицы научатся геополитически мыслить, а вожди - геополитически действовать». Для достижения этой двуединой цели К. Хаусхофер добился включения курса геополитики в учебный план Мюнхенского университета и приобрел, таким образом, поле деятельности для широкого распространения реваншистских идей.

Через своего ученика Рудольфа Гесса Хаусхофер знакомится с Гитлером сразу после заключения того в тюрьму после неудачного путча.

Хаусхофер внимательно изучил работы Ратцеля, Челлена, Макиндера, Видаля де ля Блаша, Мэхэна и других геополитиков. Картина планетарного дуализма – «морские силы» против «континентальных сил» или талассократия («власть посредством моря») против теллурократии («власть посредством земли») – явилась для него тем ключом, который открывал все тайны международной политики, к которой он был причастен самым прямым образом.

Евразийский блок

Сторонники национальной идеи, в число которых входил и Хаусхофер стремились к усилению государства  не только посредством развития промышленности и культуры, но и при помощи геополитической экспансии. Это диктовалось в первую очередь географическим положением Германии. Центральное положение делало немецкую державу естественным противником западных морских держав – в первую очередь Великобритании, Франции и США. Что интересно, ведущие геополитики этих держав открыто выражали свои мысли по поводу Германии, считая ее основным геополитическим соперником наряду с Россией. В такой ситуации Германии можно было забыть о союзах со странами «внешнего полумесяца», тем более, что у «морских держав» были территориальные претензии к немецкому государству.

«Внешний полумесяц (или островной полумесяц)»— термин Макиндера, обозначающий геополитическое пространство, входящее  в зону таллассократического влияния (Великобритания, обе Америки, Южная Африка, Япония). В современном мире — зона, стратегически подконтрольная атлантизму.

Из этого следовал вывод, что союзников для возрождения Германии следовало искать не на Западе у англосаксов и французов, а обратить свой взор на Восток – в сторону России и Азии. Этот вывод послужил фундаментом для строительства доктрины Хаусхофера и его последователей.

Суть этой концепции состоит в необходимости создания «евразийского континентального блока» - оси «Берлин-Москва-Токио», что было единственным адекватным ответом на стратегию англосаксов.

Хаусхофер считал, что Евразию невозможно задушить, пока два самых крупных ее народа – русские и немцы будут избегать междоусобного конфликта. Англосаксонской политике придет конец, когда немцы, русские и японцы объединятся. Эту мысль Хаусхофер постоянно «под разным соусом» проводил в своих статьях и книгах. Эта восточная ориентированность предлагала рассматривать Германию с ее народом и культурой в качестве западного продолжения евразийской азиатской традиции. Что примечательно, англичане именно такими и видели немцев. Не зря во время II мировой войны они уничижительно называли немцев «гуннами».

Концепция евразийского блока появилась как реакция на особенности ведения Великобританией внешней политики с потенциальными участниками этого блока. Эта политика, с первого взгляда, носила очень противоречивый характер: стремление Великобритании заключать альянсы с Россией или Германией. Таким образом, англосаксы пытались сорвать возможность формирования евразийского блока.

В начале XX века Англия оказывала существенную помощь Японии, по сути, создала ее военно-морскую мощь. Позже эта сила была направлена против России. Несколькими годами ранее Германии было предложено заключить англо-германский союз против России, но немцы отказались от этого.

Следует заметить, что в России, как в Германии и Японии имелись достаточно влиятельные и умные люди, которые осознавали необходимость создания подобного альянса.

Хаусхофер не скрывал, что идея континентального блока была подсказана ему классиком английской геополитики Х.Макиндером . Еще в 1904 году Макиндер заявлял об угрозе британским интересам возможного альянса России и Германии. А после Первой мировой войны он констатировал, что русские и немцы проиграли войну, потому что были врагами.

Сам Макиндер отождествлял свои интересы с интересами англосаксонского островного мира, т.е. с позицией «внешнего полумесяца». В такой ситуации основа геополитической ориентации «островного мира» ему виделась в максимальном ослаблении Евразии (heartland'а) и в предельно возможном расширении влияния «внешнего полумесяца» на «полумесяц внутренний».

«Внутренний или окраинный полумесяц (inner or marginal crescent)» – пояс, совпадающий с береговыми пространствами евразийского континента. Согласно Макиндеру, «внутренний полумесяц» представляет собой зону наиболее интенсивного развития цивилизации.

Нетрудно понять, что именно Макиндер заложил в англосаксонскую геополитику, ставшую через полвека геополитикой США и Северо-Атлантического Союза, основную тенденцию: любыми способами препятствовать самой возможности создания евразийского блока, созданию стратегического союза России и Германии, геополитическому усилению heartland'а и его экспансии. Устойчивая русофобия Запада в XX веке имеет не столько идеологический, сколько геополитический характер.

Heartland – это сосредоточие континентальных масс Евразии. Это наиболее благоприятный географический плацдарм для контроля надо всем миром.

Идея континентального блока была сформулирована Хаусхофером уже в его первой монографии «Дай Нихон», посвященной Японии.

Казалось бы, что может быть общего между Японией, Россией и Германией. Парадоксальность подобного альянса просто поражает, но это только на первый взгляд.  По мнению Хаусхофера было одно обстоятельство, объединяющее эти страны: принадлежность к континентальному типу цивилизации (даже и Япония, несмотря на то, что остров). Хаусхофер был убежден, что «морские державы» проводили «политику анаконды» к своим континентальным противникам, т.е. политику постоянного удушения. Только альянс континентальных государств мог разрушить «кольца анаконды» и позволил бы одолеть англосаксов.

В феврале 1925 года К.Хаусхофер опубликовал программную статью «Восточноевропейский блок будущего», в которой изложил свои взгляды в рамках разрабатывавшейся концепции. В число потенциальных участников блока, вместе с Германией, Китаем, Японией и Россией, были предложены также Австрия, Болгария, Турция, а также, что особенно интересно, государства Латинской Америки. Фундаментом объединения должно было стать экономическое сотрудничество и совместное противодействие беспощадной эксплуатации со стороны США и других западных держав – оплота расовых предрассудков и колониализма в мире.

Но уровень понимания национальных интересов Германии, присущий Хаусхоферу, в меньшей степени был характерен для других представителей немецкой геополитики, которые уделяли большое внимание лишь объединению Европы. Сотрудничество Германии и России не виделось им за рамками экономических отношений – по сути, Россия рассматривалась как сырьевой придаток. Перспектива русско-германского альянса представлялась невыполнимой.

Хаусхофер тоже не испытывал большой любви к СССР, но он четко понимал, что в противостоянии англосаксам Германии просто необходима Россия с ее огромными территориями, сырьевыми и людскими ресурсами.

«Геополитическая аксиома европейской политики заключается в том, что нельзя «окружить Евразию», когда два ее самых великих, занимающих суммарно самую большую территорию народа… не позволят использовать себя друг против друга» - отметил Хаусхофер в обзоре «Журнала геополитики» за 1939 г.

Следует подчеркнуть, что именно альянс, а не оккупация восточных земель, могли установить «Новый Евразийский Порядок». Только в таких условиях возможно было избавится от влияния «Морской Силы». Так считал Хаусхофер.

Эта мысль многократно повторялась Хаусхофером в период с сентября 1939 года по май 1941 года, т.е с подписания пакта Молотова-Риббентропа и до нападения Германии на СССР.

Расширение жизненного пространства предполагалось Хаусхофером не за счет завоевания русских территорий, а за счет освоения гигантских азиатских пространств и реорганизации земель в Восточной Европы (скорее всего наличие Польши как государства на политической карте Европы не предполагалось). Следует отметить, что в XVIII - XIX веках русские и немцы имели опыт сотрудничества в данном русле.

После того как 27 сентября 1940 года между Германией, Италией и Японией был подписан Берлинский пакт, который Хаусхофер внешне приветствовал, силясь представить его предварительным шагом на пути к созданию полноценного «евразийского блока». Он был уверен, что позже удастся привлечь в альянс и СССР. Также геополитик приветствовал заключение между СССР и Японией договора о нейтралитете: «Советско-японский пакт – шедевр политиков, обладающих великой прозорливостью. Прямо скажу, это проявление геополитической проницательности».

Пакт учитывал также право договаривающихся сторон иметь свои собственные отношения с Советским Союзом, с которым Германия уже имела «Договор о ненападении», а Япония позже заключила и придерживалась Пакта о нейтралитете.

12 ноября 1940 года в Берлине состоялись советско-германские переговоры. Немецкое правительство предложило СССР присоединиться к «Тройственному пакту». Молотов ответил, что «Советский Союз может принять участие в широком соглашении четырёх держав, но только как партнёр, а не как объект (а между тем только в качестве такого объекта СССР упоминается в тройственном пакте)» при неприемлемом для немецкой стороны условии отнесения к сфере интересов СССР союзных Германии стран: Румынии, Болгарии и Турции. Также был поднят вопрос о передислокации значительных сил германских войск на территорию Румынии и Финляндии, и заявлено, что без решения этого вопроса нельзя продолжать речь о создании союза. Ответа на эти требования не последовало, стороны договорились продолжить обсуждение данных вопросов на встрече в Москве, куда вскоре должен был прибыть Риббентроп. Дальнейшая встреча не состоялась, и уже в конце того же месяца высказанные для возможных договорённостей условия решились не в пользу СССР ввиду того, что состоялось присоединение к пакту первой из стран, территории которых его интересовали — Румынии.

К Берлинскому пакту присоединились также зависимые от Германии правительства Венгрии (20 ноября 1940 года), Румынии (23 ноября 1940 года), Словакии (24 ноября 1940 года), Болгарии (1 марта 1941 года).

Несбывшиеся мечты о «Евразийским союзе»

На практике оказалось все иначе. Геополитическая теория континентального блока столкнулась с расистскими догматами Адольфа Гитлера. Германский фюрер считал иначе. Фундаментом для строительства будущих альянсов для Гитлера являлась расовая составляющая, а не геополитическая. Наиболее близкие в этническом плане англосаксонские народы США и Англии представлялись для нацистов более естественными союзниками, нежели славяне и азиатские народы.

С точки зрения последовательного расизма, Германии следовало бы изначально заключить союз с Англией и США, чтобы совместными усилиями противостоять СССР. Но, с другой стороны, унизительный опыт Версаля был еще слишком свеж. Из этой двойственности вытекает вся двусмысленность международной политики Третьего Рейха. Эта политика постоянно балансировала между талассократической линией, внешне оправданной расизмом и антикоммунизмом (антиславянский настрой, нападение на СССР, поощрение католической Хорватии на Балканах и т.д.), и евразийской теллурократией, основанной на чисто геополитических принципах (война с Англией и Францией, пакт Риббентроп – Молотов и т.д.).

Отношения Хаусхофера с национал-социализмом были сложными. В некоторых вопросах его взгляды были такими же, а иногда – противоположными. В зависимости от периода нацистского правления, менялось и отношение в Третьем Рейхе к Хаусхоферу. До 1936 года он пользовался огромным авторитетом (во многом благодаря его другу Гессу), а после 1936 года началось постепенное падение авторитета. В 1941 году после полета Гесса в Англию он впал в немилость. После казни сына Хаусхофера по обвинению в участии в покушении на Гитлера в 1944 году, сам Хаусхофер считался почти «врагом Рейха».

По концепции континентального блока Хаусхофера был нанесен сокрушительный удар 22 июня 1941 года. Германия напала на СССР. Хаусхофер был противником вторжения в Советский Союз, предсказывал, что германская армия потерпит поражение, «если попытается проглотить обширные земли России».

К началу войны Гесс уже находился в Англии, и у Хаусхофера не осталось никаких рычагов влияния на Гитлера. В этой ситуации, осознавая невозможность что-либо изменить, он заново переосмыслил ситуацию с точки зрения национальных интересов Германии, и пришел к выводу, что раз война уже началась, то в ней нужно было побеждать. Понимая, куда может привести политика Гитлера, и внутренне отвергая ее, он продолжал публиковать свои материалы, приспосабливая их к текущей военно-политической обстановке.

Именно Карлу Хаусхоферу геополитика во многом обязана тем, что она долгое время рассматривалась не просто как «псевдонаука», но и как «человеконенавистническая», «фашистская», «людоедская» теория. Развивая взгляды Ратцеля и Челлена, Хаусхофер придал геополитике тот вид, в котором она стала частью официальной доктрины Третьего рейха.

Считая Центральную Европу оплотом Германии, Хаусхофер указывал на Восток как главное направление германской территориальной экспансии, дарованное немецкому народу самой судьбой для расширения своего жизненного пространства. Правда, следуя традиции Бисмарка, главный геополитик считал, что реализовать идею мирового господства Германия должна без прямого и масштабного военного столкновения с Россией. За что, в конечном итоге, Хаусхофер и был заключен в 1944г. в концлагерь Дахау.

После поражения Германии союзники причислили Хаусхофера к «видным нацистам». Но только ли за сотрудничество с нацистами? Быть может, в большей степени за его геополитическое стремление к России, за мысли о континентальном блоке против Запада.

Не выдержав ударов судьбы и крушения всех надежд, карл Хаусхофер вместе с женой Мартой совершили самоубийство в 1946 году.

 

HisWar.net

"Битва империй. Англия против России", автор Ю.Порохов;

"Основы геополитики" автор А.Дугин;

"Континентальный блок: Берлин – Москва – Токио", автор К. Хаусхофер;

БСЭ.