Война - слишком важное дело, чтобы доверять её военным Жорж Клемансо
Целью войны является мир Аристотель
Война - всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени Томас Манн

Нацистские школы для "недочеловеков" на оккупированных территориях СССР

Нацистские школы для "недочеловеков" на оккупированных территориях СССР

С начала войны фашистский генеральный план покорения Восточной Европы "Ост" план был конкретизирован для оккупированной части СССР, были разработаны  основные  фундаментальные положения и принципы колонизаторской политики фашистской  Германии  на  территории  Советского Союза.

Нападение фашистской Германии прервало работу по введению в СССР всеобщего среднего образования в городах и всеобщего 7-летнего обучения в сельской местности. "Школьному фонду был нанесен огромный ущерб.

С июля 1941 г. рейхсминистром оккупированных восточных областей был назначен Альфред Розенберг - один из главных идеологов нацистской партии, представитель высшего эшелона  Третьего рейха. Устанавливая режим, захватчики сразу стали насаждать так называемый "новый порядок", реализация которого напрямую была связана с внедрением его идей в процесс школьного образования.

Планы гитлеровского руководства Германии не предусматривали сохранение на территории СССР довоенной сети образовательных учреждений. Напротив, генеральный план "Ост", отправные установки которого, разработанные Г. Гиммлером, были доложены А. Гитлеру 25 мая 1940 г., предусматривал уничтожение всякого образования на территории СССР за исключением начального. По замыслу Гиммлера, программа русских начальных школ должна была включать "простой счет, самое большее - до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том, чтобы повиноваться немцам, быть честным, старательным и послушным". Даже умение читать Гиммлер считал для русского населения излишним.

Однако практическая необходимость вынуждала оккупантов сохранить систему образования в приемлемом для условий оккупации объеме. Объяснение этому дано в записке главного квартирмейстера группы армий "Север", подготовленной 3 мая 1943 г., в которой обобщается опыт работы с русским населением за предшествующие полтора года войны: "Поскольку трудовая повинность начинается только с 14-летнего возраста, молодые люди в городах в возрасте от 12 до 14 лет практически предоставлены самим себе, бездельничают, спекулируют или убивают время другими способами. Такое состояние является совершенно недопустимым. Оно дает возможность русским, избалованным очень дифференцированной советской школьной системой, говорить о разрушительной политике немцев в области культуры и способно создать прямую угрозу общественному порядку". Сохраняя систему народного образования в своих тыловых районах, германские командиры преследовали две основные задачи: недопущение детской и подростковой преступности, бродяжничества, а также завоевание симпатий гражданского населения.

Система образования в ходе оккупации претерпела значительную эволюцию. При создании органов местного самоуправления в их структуру обязательно включался отдел просвещения или школьный отдел, в задачи которого входили обеспечение сохранности школьного имущества, учет педагогических кадров, поддержание порядка в учебных заведениях. Однако ввиду того, что война с СССР не стала шестинедельным "блицкригом", оккупантам пришлось настраиваться на долговременное сотрудничество с населением Советского Союза. Для этого были необходимы демонстрация внимания к нуждам населения, с одной стороны, а также эффективный контроль за настроениями населения, в первую очередь интеллигенции и молодежи - с другой. С этой целью с весны-лета 1942 г. повсеместно началась работа по подготовке школ к учебному процессу. Данные о работе школ до этого периода практически отсутствуют.

Мартин Борман в августе 1942 года писал о том, что "славяне должны работать на нас... Образование опасно и допустимо лишь в той мере, в какой оно обеспечит нам полезных исполнителей".

Для воспитания «русских рабов» нацисты разработали спецпрограмму начального образования, в которую включалось не более семи предметов: русский язык (сюда же входили пение, рисование, чистописание), немецкий язык, арифметика, география, естествознание, рукоделие (для девочек) и труд (для мальчиков), физкультура. Почасовой объем обучения предусматривал 18 часов в неделю для учащихся 1-го класса, 21 час - для учащихся 2-го класса, 24 часа - для учащихся 3-го класса, 26 часов - для учащихся 4-го класса. В изданном германскими властями "Предписании для учителей" содержатся конкретные требования к знаниям по тому или иному предмету, указания по их изучению. Так, в результате 4-х летнего изучения немецкого языка учащиеся должны были уметь "изъясняться по-немецки в повседневной жизни". Курс русского языка предусматривал овладение навыками чтения, грамматику рекомендовалось изучать "постольку, поскольку это необходимо для достижения указанной цели". В процессе обучения природоведению рекомендовалось заниматься "преимущественно теми животными, растениями и явлениями природы, с которыми детям приходится иметь дело". Курс арифметики включал: для 1-го класса - действия с числами от 1 до 10, для 2-го класса - от 10 до 100, для 3-го класса - от 100 до 1000, в 4-м классе - от 1000 до любой величины. На уроках пения позволялось "петь только русские народные и церковные песни. Пение песен политического содержания воспрещается".

Высшее образование в областях с этническим преобладанием русских не предусматривалось. Демонтируя высшее образование в Европейской части России и сохраняя его на Кавказе и Украине (в оккупированном Киеве работал сельскохозяйственный институт), Розенберг надеялся искусственно снизить культурный уровень русских. Оккупационные власти стремились как можно быстрее включить юношей и девушек в процесс производства материальных ценностей на благо Германии.

Исходя из соответствующих официальных установок Третьего  рейха, в области школьного образования и разрабатывались программы по предметам. Практицизм преобладал во всех документах. Немецкий язык планировалось изучать для того, чтобы "научиться изъясняться по-немецки в повседневной жизни", преподавание по русскому языку программы предлагали устроить так, чтобы по окончании начальной школы ученик "мог написать письмо, прошение, расписку".  В указаниях по арифметике обращалось внимание на необходимость "привить детям навыки счета", чтобы дети могли совершать все четыре арифметических действия с числами любой величины…, могли высчитать проценты и измерить участок земли", также школьники должны были овладеть навыками " свободного пользования канцелярскими счетами, ибо это нужно человеку в обыденной жизни"

На оккупированной территории история практически не преподавалась, там где этот предмет присутствовал предлагалось "программу по истории строить возможно проще, давая не систематический, а эпизодический курс".

Вместо литературы, истории России и курса всеобщей истории, преподаваемых в советской школе, в "народных школах" вводилось преподавание религии. Идеологи Третьего рейха рассчитывали, что именно религиозное воспитание сможет изжить большевизм, проводимый в советской школе через гуманитарные предметы. Поэтому в школах поощрялось преподавание Закона Божьего. Этот предмет вводился в расписание начальной школы и "по желанию родителей дети могли его изучать". В книги для чтения начальной школы был включен материал религиозно-нравственного содержания. Для преподавания этого предмета в Псковских школах использовался Церковный календарь, изданный под редакцией Н.Н. Шаховского.

В документах, изданных в 1941 г. для оккупированных территорий, указывалось, что не разрешается вести работу по учебным изданиям для советской школы, использовать в работе советскую литературу. Можно было пользоваться учебниками, изданными до 1917 года. При этом учителю вменялось в обязанность разоблачать большевизм и марксизм "как чуждые и лживые доктрины".

Над учителями "народных школ" осуществлялся жесткий идеологический контроль. Они были обязаны посещать курсы переподготовки, где им читали лекции на темы: "Культура Германии", "Что такое национал-социализм?", "Большевизм и еврейство", "Биография Адольфа Гитлера" и др. В административном порядке предписывалось избегать всякой "большевистской тенденциозности". В сентябре и октябре 1942 года в Пскове и районах были проведены учительские конференции, на которых выступал представители полевой немецкой комендатуры.

Оккупационные власти стремились привлечь учителей в "народные школы" различными материальными стимулами. Учителя, работающие в "народных школах", могли иметь большие земельные участки под огород и получали хлебный паек (300 граммов). Зарплата устанавливалась в размере ставок Наркомпроса, которая выдавалась как в марках, так и советскими деньгами и составляла  "при 30 часах и более в неделю" от 500 рублей и выше. Существовали надбавки за стаж  (от 10% до 50%) и занимаемую должность 14. Полуголодное существование, боязнь угона на работы в Германию, страх репрессий против близких - таковы основные мотивы, толкавшие бывших советских учителей в "народные школы".

Работать заставляли и чисто репрессивными мерами. Труднее всего обнаружить в документах идейные мотивы перехода бывших советских учителей на работу в "народные школы". Сотрудники спецслужб и партийные функционеры не распространялись об этих мотивах в своих многочисленных сводках, обзорах, аналитических записках. Данные по агентуре спецслужб представляют собой документы совершенно закрытого характера, даже сейчас не всегда доступные исследователям. Поэтому трудно судить, сколько учителей "народных школ" использовали статус учителя как прикрытие  своей работы на советские спецслужбы, партизан и подполье, но о том, что такие случаи имели место свидетельствует, в частности: "Объявление инспектора школ Порховского уезда учителям о казни бывшего учителя г. Порхова Б.Сухорукова" от 2 марта 1942 года. В нём сообщалось, что "…в городе Порхове повешен публично бывший учитель Борис Сухоруков за радиосвязь с большевиками и распространение вражеских известий. Ввиду того, что между учителями есть столь вредные элементы, мною сделано распоряжение об увольнении многих учителей"

Негативное отношение населения вызывало и пренебрежение со стороны оккупационных властей к нуждам образования. Многим функционерам рейха в Остланде не было никакого дела до образования угнетенного русского населения. Рейхскомиссары и другие должностные лица игнорировали инициативы в области образования, казавшиеся им совершенной мелочью в сравнении с тотальной выкачкой ресурсов, вывозом рабочей силы и культурных ценностей. Фанатичные нацисты считали либерализмом даже те малые тактические уступки населению оккупированных территорий, которые разрабатывало министерство Розенберга.

Часто гитлеровцы не только не хотели сами открывать школы, но запрещали их организации "по инициативе трудящихся". Учеников оккупационные власти стремились приспособить для более актуальных, с их точки зрения нужд. Так, например, исследователь данной темы Р. Полчанинов сообщает, что "осенью 1942 года немецкая Биржа труда взяла на учет всех учеников церковных школ старше 14 лет и они уже не могли посещать уроки". Известно, что позднее к труду привлекались дети с 12 лет. Еще раньше - летом 1941 года - Розенберг издал приказ о массовых облавах на детей и подростков на оккупированных территориях для угона их в Германию

Школьная политика  Третьего рейха была нацелена на искусственное занижение культурного уровня русского народа. Все те негативные явления, которые перечислены выше, и множество других - предопределяли широкое неприятие "народных школ" среди русского населения, что сводило на нет и без того слабые оппозиционные попытки внутри нацистских сил вернуть русский народ в дореволюционное культурно-образовательное пространство.

Главной же целью образования в "народных школах" и других учебных заведениях была тогда подготовка молодежи к рабскому физическому труду в объединённой Европе на благо Германии.

 

HisWar.net

по материалам статей:

«Воспитание унтерменшей - псковские школы объединённой Европы при фашизме (1941-1944 гг.)» автор Германова О. Е.

«Школьное и профессиональное образование на оккупированных территориях РСФСР», автор Ермолов Игорь Геннадьевич, к.и.н.