Война - слишком важное дело, чтобы доверять её военным Жорж Клемансо
Целью войны является мир Аристотель
Война - всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени Томас Манн

Охота на Балтике (1570 г.): корсары на службе у Ивана Грозного

Охота на Балтике (1570 г.): корсары на службе у Ивана Грозного

В конце XIX века русские исследователи, работавшие в датском королевском архиве, обнаружили документы, относящиеся ко времени правления Ивана Грозного. Несколько старинных грамот, составленных на русском языке (с переводами на немецкий и датский). Оказалось, что эти грамоты были частью дипломатической переписки между русским и датским дворами по так называемому «делу Карстена Роде, адмирала московитских пиратов», орудовавших на Балтике в XVI столетии. Балтийское море в те времена являло собой арену ожесточенной борьбы нескольких держав, бившихся за установление своего контроля на торговых путях, связывающих балтийские порты.

Ливонская война – попытка России выйти к Балтике

Ливонская конфедерация была заинтересована в контроле над транзитом русской торговли и существенно ограничивала возможности русских купцов. В частности, весь торговый обмен с Европой мог осуществляться только через ливонские порты Ригу, Линданисе (Ревель) и Нарву. Перевозить товары можно было лишь на судах Ганзейского союза. Одновременно с этим, опасаясь военного и экономического усиления Русского царства, Ливонская конфедерация препятствовала провозу в Россию стратегического сырья и специалистов, получая в этом содействие Ганзы, Польши, Швеции и немецких имперских властей.

Карта Ливонии

В 1503 году Иван III заключил с Ливонской конфедерацией перемирие на шесть лет, в дальнейшем продлевавшегося на тех же условиях в 1509, 1514, 1521, 1531 и 1534 годах. Из положений договора, Дерптское епископство должно было ежегодно уплачивать так называемую юрьевскую дань Пскову.Когда срок перемирия истёк, во время переговоров в 1554 году Иван IV потребовал выполнения возврата недоимок, продолжения перемирия, а также отказа Ливонской конфедерации от военных союзов с Великим княжеством Литовским и Швецией.

Первая выплата долга за Дерпт должна была состояться в 1557 году, однако Ливонская конфедерация не выполнила своё обязательство.

В 1557 году в городе Посволь был заключён договор между Ливонской конфедерацией и королевством Польским, устанавливавший вассальную зависимость ордена от Польши.

В апреле 1557 г. по указанию Ивана Грозного началось строительство города и гавани при устье реки Нарвы, ниже Ивангорода, «для корабленого пристанища», т. е. для стоянки кораблей. В связи с этим русским купцам запрещалось отправлять свои товары за границу и разрешалось отныне торговать с иностранными купцами только на русской земле.

В январе 1558 года началась Ливонская война – войска Русского царства вторглись на территорию Ливонского ордена. Нанеся противнику ряд крупных поражений в первые месяцы войны, русское войско быстро приближалось к Балтийскому морю и в мае 1558 г. овладело городом Нарвой - крупным торговым портом на реке Нарове. Заняв этот важный стратегический пункт, Россия получила выход в Балтийское море и удобную морскую гавань, через которую стали возможными прямые отношения с Западной Европой.

Осада Нарвы (1558 год)

Иван Грозный решил превратить Нарву в свою военную базу и торговый порт. Торговым центром вместо Ревеля и Риги стала Нарва. Вслед за ганзейскими кораблями сюда устремились и корабли других государств (Англии, Голландии, Шотландии, Франции), нуждавшихся в русском сырье и рынках сбыта товаров.

Одновременно с началом морской торговли с Западом Иван Грозный начал создавать свой военный флот.

Каперы на Балтике

Экономическое усиление России было крайне невыгодно ее западным соседям. Прибалтийские государства повели вооруженную борьбу с нарвской морской торговлей, пытаясь блокировать Нарву с моря. Первым на охоту за торговыми судами вышел шведский флот, позже на нарвском морском пути появились польские каперы. Все эти «товарищи» очень сильно мешали морской торговле, перехватывая суда по пути в Нарву. Это обстоятельства очень обеспокоили Ивана Грозного. «Разбойным обычаем... корабли почали разбивати, а товары грабити и изо многих земель в наше государство дорогу торговым людем затворили»

Своего флота у русских на Балтийском море тогда не имелось, что предоставляло каперам вражеских держав полную свободу – они действовали агрессивно и всегда оставались безнаказанными.

Ливонская война

Чтобы выиграть время и противостоять вражеским корсарам Иван Грозный принимает решение создать свой собственный каперский флот, вернее нанять на службу иностранных каперов. Сделать это было несложно, так как в XVI веке каперство было широко распространено на морях, и вольные моряки охотно нанимались на службу к государям.

Карстен Роде на службе у московского царя

Иван Грозный поставил задачу найти человека, который имел бы авторитет среди моряков и слыл отъявленным пиратом. Царские посланцы смогли заинтересовать известного капера Карстена Роде – немца, подданого датского короля Фредерика II. Карстен успешно промышлял на Балтике против шведских купцов на благо датской короне.

К сожалению, неизвестно, приезжал ли Роде в Москву или все переговоры царя с пиратом велись через третьи лица. Так или иначе, Роде согласился каперствовать в Балтийском море для русского государя.

После переговоров с русскими Карстен Роде перешел на службу к герцогу Магнусу – вассалу Ивана Грозного. Фактически же, он состоял на службе у российского государя. В 1570 году в Аренсбурге на русские деньги Карстен купил пинк, вооружив его тремя литыми чугунными пушками, десятью барсами (менее мощные орудия), восемью пищалями и двумя боевыми кирками для пролома бортов. Было нанято 35 человек команды.

В марте 1570 года Иван Грозный выдал Карстену Роде охранную грамоту, в которой в частности, говорилось:

 «…силой врагов взять, а корабли их огнем и мечом сыскать, зацеплять и истреблять согласно нашего величества грамоты… А нашим воеводам и приказным людям того атамана Карстена Роде и его скиперов, товарищей и помощников в наших пристанищах на море и на земле в береженье и в чести держать».

Район охоты русских каперов

Согласно договору, Роде должен был продавать захваченные товары в русских портах, поставлять в Нарву для нужд России каждый третий захваченный корабль и по лучшей пушке с двух остальных кораблей, десятую часть от всей захваченной добычи. Пленных, которых можно было обменять или получить за них выкуп, он также обязался «сдавать в портах дьякам и иным приказным людям». Экипаж капера права на добычу не имел, а получал фиксированное жалование в размере шести талеров в месяц.

Начало охоты

В июне 1570 года корабль Роде вышел в море. Возле острова Борнхольм команда взяла на абордаж шведский одномачтовый буэр, шедший с грузом соли и сельди. Продав груз на Борнхольме, Роде вновь выходит на охоту, имея в составе своей флотилии уже два судна. В результате восьмидневного рейда были захвачены еще два судна: буэр с грузом ржи и дубовых досок и шведский военный флейт водоизмещением 160 тонн.

В июле 1570 года Роде, командуя эскадрой из трех судов, с общим вооружением 33 пушки, напал на ганзейскую купеческую флотилию из пяти судов, шедшую с грузом ржи из Данцига в порты Голландии и Фрисландии. Только одному судну удалось уйти.

В течение двух месяцев Роде удалось захватить ещё 13 кораблей. В сентябре 1570 года под командованием Карстена находилась эскадра, состоявшая из шести вооруженных судов с полностью укомплектованными экипажами.

Команды кораблей Роде пополнял как датчанами (например, известный корсар-норвежец Ханс Дитрихсен), так и архангельскими поморами, стрельцами и пушкарями Пушкарского приказа. Несмотря на то, что базой Роде были определены Нарва и Ивангород, его эскадра чаще всего останавливалась на островах Моонзундского архипелага, Борнхольме или Копенгагене под покровительством датского короля, союзника Ивана Грозного. В течение нескольких месяцев Роде захватил 22 судна общей стоимостью вместе с грузами в полмиллиона ефимков серебром. Между тем, Роде не спешил выполнять условия договора с Иваном Грозным и большую часть добычи и трофеев продавал на Борнхольме и в Копенгагене.

Появление каперов Ивана Грозного на море вызвало сильное беспокойство у правителей прибалтийских государств.

На рейхстаге в 1570 г. по предложению Пруссии был поставлен на обсуждение вопрос о Ливонии. Представители восточно-немецких государств и городов, опасаясь за свои земли, настаивали на активных действиях против России. Рейхстаг выработал проект создания сильного имперского флота для борьбы с «московской опасностью», но попытки объединенного выступления против каперского флота Ивана Грозного не увенчались успехом.

Тем временем отдельные города и государства (Польша, Данциг, Швеция) начали активную борьбу с каперскими судами России. Шведский военный флот получил приказание захватить суда Роде внезапным нападением во время стоянки каперов у Борнгольма. Русские каперы, узнав об этом, ушли в Копенгаген. Через некоторое время шведы повторили нападение, Роде был настигнут и несколько его судов захвачено противником.

Неудачная осада Ревеля

Иван Грозный, продолжая борьбу за Ливонию, предпринял еще одно крупное мероприятие для расширения и укрепления положения России на Балтийском побережье. В августе 1570 г. русское войско начало осаду г. Ревеля. Ревель являлся крупным портом и сильной приморской крепостью. Расположенный на морском пути в Нарву и находившийся в руках шведов, Ревель тормозил русскую торговлю. Завоевание Ревеля означало овладение торговым портом, расположенным непосредственно на море, что должно было усилить отношения России с Западом и создать удобную базу для каперского флота.

Осада Ревеля русским войском продолжалась около семи месяцев и не имела успеха. Располагая лишь сухопутными военными силами, Иван Грозный мог действовать только с суши. Пользуясь этим, шведский военный флот доставлял все необходимое для обороны Ревеля морем. Шведские суда оказывали Ревелю и военную помощь с моря, обстреливая русские укрепления.

Неудачная осада Ревеля отрицательно сказалась и на деятельности каперского флота. Надежда на получение своей базы для стоянки и укрытия судов исчезла. Каперский флот по-прежнему вынужден был рассчитывать на отдаленные любекские и датские порты (Борнгольм, Копенгаген). Но и эти порты оказались недоступными.

Арест Карстена

В сентябре 1570 года, когда шла осада Ревеля русскими войсками, начались датско-шведские переговоры об окончании войны. По условиям мирного договора обе стороны обязывались ликвидировать все причины, вызывавшие враждебные действия. От Дании потребовали отказа от союза с Россией и прекращения предоставления убежища Роде.

В октябре 1570 года в Копенгагене под предлогом нападения на датские суда Роде был арестован, команды разогнаны, а корабли и имущество отобраны в казну.

Роде содержался в замке Галль. Любые отношения с внешним миром для Карстена Роде были запрещены, но содержали его «с почетом»: поселили в приличной комнате замка, хорошо кормили. Иван Грозный предлагал отправить Роде к нему, чтобы «о всем здесь с него сыскав, о том тебе после отписал бы», но ответа не получил. Летом 1573 года Фредерик II лично посетил замок Галль и распорядился перевести Роде в Копенгаген. В 1576 году Иван Грозный вновь писал датскому королю: «Лет пять или более послали мы на море Карстена Роде на кораблях с воинскими людьми для разбойников, которые разбивали из Гданска на море наших гостей. И тот Карстен Роде на море тех разбойников громил… 22 корабля поимал, да и приехал к Борнгольму, и тут его съехали свейского короля люди. И те корабли, которые он поймал, да и наши корабли у него поймали, а цена тем кораблям и товару пятьсот тысяч ефимков. И тот Карстен Роде, надеясь на наше с Фредериком согласие, от свейских людей убежал в Копногов. И Фредерик-король велел его, поймав, посадить в тюрьму. И мы тому весьма поудивилися…».

О дальнейшей судьбе Карстена Роде нет никаких сведений.

Недолговечное существование русского каперского флота следует объяснить тем, что флот не имел своей базы и, вынужденный искать убежища в иностранных портах, всегда рисковал очутиться в исключительно трудных условиях. Первая попытка Русского государства создать на Балтийском море наемную морскую силу оказалась неудачной.

После ликвидации каперских судов Роде правительство продолжало попытки создания русского флота. Некоторые сведения по этому вопросу сообщает один из иностранцев, англичанин Джером Горсей, бывший в России в 1572 – 1591 гг. Иван Грозный спросил Горсея, видел ли он его большие суда и барки, построенные в Вологде. Когда Горсей ответил утвердительно, царь воскликнул: «Какой изменник показал их тебе?» Флот строился тайно в составе 20 судов, но царь сказал Горсею, что скоро их будет 40.

Нарва оставалась под русским контролем до 1581 года, когда её завоевала шведская армия во главе с Понтусом Делагарди. С потерей этого важного стратегического пункта Россия лишилась на долгие годы выхода в Балтику.

Существование каперского наемного флота и упорное стремление Ивана Грозного создать собственный военный флот на Балтийском море показывают, что Грозный придавал большое значение установлению тесных сношений с Западом и что в установлении этих сношений он отводил решающую роль морским путям и своему морскому флоту. В этом отношении Грозный является непосредственным предшественником Петра I.

 

HisWar.net

Литературные источники:

«Вооруженные силы Рyccкого Государства в XV-XVII в.в.» М.: Воениздат, 1954., автор Чернов А.В

«Иван Грозный. III. Окно в Европу» автор Виппер Р.Ю.

«Наука и жизнь». 2003 год. № 12 статья «Датский адмирал русских пиратов»