Война - слишком важное дело, чтобы доверять её военным Жорж Клемансо
Целью войны является мир Аристотель
Война - всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени Томас Манн

Солдаты-негры в армии Конфедеративных Штатов Америки (1861 - 1865 г.г.)

Солдаты-негры в армии Конфедеративных Штатов Америки (1861 - 1865 г.г.)

Гражданская война в США (1861 — 1865 гг.) рисуется обычно противостоянием между расистским рабовладельческим Югом и прогрессивно-эмансипаторским Севером. В привычную (и крайне примитивную) картину не укладывается неоспоримый факт добровольного участия в войне более 100 тысяч негров в рядах Вооруженных Сил Конфедеративных (южных) Штатов Америки.

Игнорировать данное обстоятельство — преступление перед Истиной, считает современный негритянский исследователь Энтони Герви из г. Оксфорд, штат Миссисипи. Ему вторит Дж. Дж. Джонсон из Огайо — видный деятель патриотического движения Америки и редактор издания «Сьерра Таймс»: по его убеждению, войска КША — «последняя армия в истории нашей страны, по-настоящему сражавшаяся за Конституцию, Билль о правах и Декларацию Независимости». «Для нас, чернокожих, та война была братоубийством. Одни сражались за Юг, свою Отчизну, из патриотических соображений. Другие бежали на Север от рабства, но попадали в новую неволю — ведь янки насильно забирали их в федеральную армию и отправляли убивать соседей и сородичей!» — говорит Джонсон.

Как минимум, 35 процентов свободных негров и 15 процентов рабов горой стояли за Конфедерацию все 4 года войны.

Уже в апреле 1861 г, т.е. в первые дни конфликта, редактор газеты штата Виргиния, важнейшего оплота Конфедерации, провозгласил «трижды ура свободным неграм-патриотам Линчбурга», узнав, что 70 чернокожих предложили себя в полное распоряжение властей КША «ради защиты Страны Дикси от тирании федерального правительства Линкольна».

Прошло совсем немного времени, и вот, выдающийся негритянский аболиционист Фредерик Дуглас, посвятивший всю жизнь борьбе за права и интересы братьев по расе, с изумлением отметил: «Немало цветных служит в Армии конфедератов! Причем не только поварами, слугами и подсобными рабочими, но — полноправными солдатами. Они горят желанием убивать всех нас, сторонников федерального правительства, и готовы всемерно подрывать его политику».

Его соратник Горацио Грили позже записал: «С первых дней войны негры активно участвуют в военных операциях КША. На Юге из их числа формируют регулярные части мятежной армии, их обучают по общим уставам, а на парадах они маршируют плечом к плечу с подразделениями из белых южан; между тем подобное пока совершенно немыслимо в Вооруженных Силах Севера».

Поэтому доктор Льюис Штейнер из «Санитарной комиссии США» вовсе не удивился, став свидетелем, как «три тысячи негров-конфедератов в полной боевой выкладке — вооруженных до зубов холодным и огнестрельным оружием — прошли маршем по Мэриленду» осенью 1862 года в составе 55-тысячной армии генерала Роберта Ли. Вторгшись в нейтральный «рабовладельческий» Мэриленд, Ли рассчитывал пополнить войска волонтерами, однако встретил весьма холодный прием у белого населения — никак не у чернокожих! Штейнер, которого оккупация конфедератов застала в г. Фредерик, свидетельствовал: «Большинство местных негров во всеуслышание заявляли о своем стремлении вступить в ряды Армии КША». Черные солдаты генерала Ли активно участвовали и в главном событии Мэрилендской кампании — жестокой битве 17 сентября у Шарпсберга, на берегах густо окрасившегося в тот день в кроваво-красный цвет ручья Энтайтэм.

Двумя месяцами ранее янки-ветераны из Потомакской армии, пережившие двухдневное сражение с войсками генерала Джонстона у поселка Семь Сосен, с ужасом рассказывали товарищам: «В первых рядах противника находились два полка негров-мятежников. От них не было никакой пощады северянам — ни живым, ни раненым, ни павшим: они калечили, и издевались, и грабили, и убивали нас самыми жестокими способами!»

Свободные и подневольные негры служили даже в ударных кавалерийских частях Натаниэля Бедфорда Форреста, известных своей беспощадностью и отчаянными рейдами по тылам неприятеля. Ставший после войны главой Ку-Клукс-Клана, генерал Форрест, самый агрессивный военачальник КША и непримиримый враг северян, давал им крайне лестную оценку: «Эти парни оставались со мною до конца. Люди вроде них — лучшее, чем обладала Конфедерация!»

Довольно любопытный случай описывает историк Эрвин Л. Джордан на страницах монографии «Чернокожие конфедераты и афро-янки во время Гражданской войны на территории Виргинии». Однажды северянам удалось пленить «многорасовый» отряд конфедератов, состоявший из белых рабовладельцев и негров обоих сословий. На предложение свободы в обмен «всего лишь» на клятву верности Соединенным Штатам некий вольный негр дерзко бросил в лицо командиру янки: «Да ни за что! Я навсегда мятежный ниггер!». За ним молодой раб гордо ответил, что не может делать ничего противного чести и совести. В общем, на всю группу лишь один-единственный белый офицер присягнул правительству Линкольна, остальных же отправили в лагеря военнопленных. Раб изменника, вернувшийся из заключения домой в 1865 г., с негодованием вспоминал, горестно качая головою: «Стыд и срам! Масса — нехороший человек! Совсем нету принципов!»

Среди негров-«диксикратов» встречались личности яркие и неординарные. Например, родившийся в 1800 г. (и проживший около 110 лет!) свободный негр Джеймс Кларк. Уже достаточно пожилым (61-летним) человеком он покинул многочисленное семейство, дабы исполнить патриотический долг в качестве рядового 28-ого Джорджийского Добровольческого Полка. Прошел всю боевую страду своего подразделения. И лишь когда ему стукнуло 104 года, глубокий старец, честно трудившийся до той поры на различных поприщах, посчитал себя вправе хлопотать о давно заслуженной им ветеранской пенсии.

Бывший раб Горацио Кинг, маститый инженер, проектировавший мосты по всем Соединенным Штатам, внес значительный вклад в оборону Дикси; всегда с гордостью вывешивавший знамя Конфедерации, Кинг получал важные контракты на постройку кораблей для ее ВМФ.

На счету слуги Сэма Эша — первый офицер-янки, убитый конфедератами: майор Теодор Уинтроп, видный аболиционист.

Прославившиеся в той же Джорджии в конце 19 века священники-гуманитарии — верные друзья с юности Александр Харрис и Джордж Двелле доблестно сражались всю войну в рядах 1-го Добровольческого Полка родного штата.

Бойцы 7-го Джорджийского Полка Амос Рукер и Мозес Бентли в счастливой для Юга битве при Фредериксберге (12 — 13 декабря 1862 года), увидев, как рухнул наземь генерал Фрэнсис С. Бартоу, бросились к нему на помощь и вынесли из-под ураганного огня янки; раны полководца, увы, впоследствии оказались смертельными.

Рядовой Джон Букнер вошел в анналы военной истории Юга как герой сражения при Фонте Вагнер против 54-го Негритянского Массачусетского Полка федеральной армии.

Джордж Уоллес, денщик самого Роберта Ли, бывший рядом с ним в Аппоматтоксе при сдаче оружия в печальный день 12 апреля 1865 г., позже служил народу Джорджии в качестве сенатора штата.

Денщик же генерала Томаса «Каменная Стена» Джексона, трагически погибшего в мае 1863 г, удостоился великой солдатской чести вести под уздцы на похоронах прославленного полководца его коня «Гнедой Малыш».

Негр Мозес Даллас, служивший рулевым на канонерке лейтенанта Томаса Пело, пал смертью храбрых вместе с командиром и многими товарищами во время смелого рейда почти в стиле камикадзе против корабля ВМФ США «WaterWitch» в июле 1864 года при Грин-Айленд-Саунд. Перед отплытием Пело приказал маленькому чернокожему юнге Джону Дево покинуть судно; Дево, ставший впоследствии известным политиком Джорджии и владельцем газеты «Саванна Трибюн», до самой смерти в преклонном возрасте ухаживал за могилой храброго лейтенанта, бережно чтил его память и считал своим спасителем.

Дик Поплар еще в ранней молодости прославился в г. Петербурге (Виргиния) как непревзойденный повар из фешенебельного отеля «Боллингброк». Вступив волонтером в Армию Конфедерации, он прилежно служил по специальности, пока не был пленен в знаменитой битве при Геттисберге (1-3 июля 1863 года), унесшей жизни большего числа американцев, нежели вся Вьетнамская война. Проведя 20 месяцев в зловещем мэрилендском лагере «Пойнт-Лукаут» (чернокожие охранники которого имели печальную «славу» садистов и палачей), Поплар, несмотря на ежедневный жесткий прессинг, пытки и издевательства, всякий раз отказывался предать Дикси присягой «законному правительству» США, объявлял себя «сторонником Джеффа Дэвиса» (Президент КША — А.М.) и публично расхваливал Конфедерацию. Вернувшись после войны в Петербург, несгибаемый южанин вскоре стал преуспевающим бизнесменом-кулинаром, гордостью родного города. Похоронен Поплар как «верный Сын Юга» — со всеми почестями, положенными известным ветеранам Конфедерации.

И кстати — «реакционная» Конфедерация, в отличие от «революционного Севера», не знала ни судов Линча, ни концлагерей, и дикие погромы, типа июльского, 1863 г, в Нью-Йорке, когда недовольные введением обязательной воинской повинности громилы растерзали сотни цветных и сожгли множество домов, в т.ч. негритянский детдом (десятки несчастных сирот погибли в пламени), были совершенно немыслимы в КША.

Вплоть до Первой Мировой войны на улицах городов и поселков Америки регулярно проводились парады стареющих воинов Дикси, и чернокожие «мятежники» так же гордо вышагивали в поношенной серой униформе, как и все их братья по оружию — будь то белые протестанты-англосаксы, католики-ирландцы, евреи, индейцы и даже китайцы.

Ваш политический идеал — многонациональное общество, стабильное, культурное и цивилизованное? Почему бы в таком случае не остановить свое внимание на Южной Конфедерации, воспетой в «Унесенных ветром»?

 

Автор: Александр Мезенцев