Война - слишком важное дело, чтобы доверять её военным Жорж Клемансо
Целью войны является мир Аристотель
Война - всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени Томас Манн

Танковые подразделения НКВД на полях сражений Великой Отечественной

Танковые подразделения НКВД на полях сражений Великой Отечественной

Игорь СОФРОНОВ. (Фото из личного архива автора.)

Даже из знатоков отечественной истории мало кто знает, что танковые подразделения и части в разное время существовали в составе войск НКВД СССР. 

Большинство из них было сформировано в последние предвоенные годы или в первые военные месяцы. Их история весьма непродолжительна: многие танки и экипажи буквально сгорели в огне ожесточённых боёв 1941-1942 годов. Но дрались танкисты воистину геройски.

Материал об этих подразделениях приходится собирать по крупицам. Но, поверьте, он того стоит! Ибо каждый лист, каждая строчка сохранившихся в архивах документов – свидетельство мужества и отваги, самоотверженности и боевого мастерства танкистов внутренних войск...

Плавающий Танк

31 декабря 1941 года под Воронежем началось спешное формирование 8-й мотострелковой дивизии войск НКВД. Основной ударной силой нового соединения был отдельный танковый батальон. В его состав вошли уцелевшие после кровопролитных летне-осенних сражений на Украине боевые машины и экипажи танковых рот 6, 16 и 28-го мотострелковых полков внутренних войск, а также бойцы и командиры 91-го и 92-го погранотрядов. Так в чекистских войсках оформилась новая танковая часть. К моменту появления на фронте в батальоне был 21 танк. Машины собирали, как говорится, с бору по сосенке. Поэтому неудивительно, что в составе части имелись как уже прекрасно проявившие себя в боях и наводившие ужас на гитлеровцев Т-34, юркие, маневренные БТ-7, так и откровенно устаревшие Т-26, а также лёгкие Т-38 и Т-40, не представлявшие серьёзной угрозы для немецких танков. Напомним, что из всех перечисленных типов боевых машин лишь тридцатьчетвёрки имели противоснарядное бронирование, остальные поражались даже 20-миллиметровыми пушками и крупнокалиберными пулемётами противника.

Командовал батальоном старший лейтенант Александр Васильевич Балышев, до этого первый командир танковой роты 6-го Львовского мотострелкового полка войск НКВД. Что же касается остальных военнослужащих, то доподлинно удалось установить фамилию лишь одного из них – адъютанта штаба части Попова.

Боевое крещение танкисты батальона войск НКВД, переданного в оперативное подчинение 10-й танковой бригаде РККА, приняли во второй декаде января 1942 года в Курской области под городом Обоянь. Именно в тот период в историческом формуляре армейского танкового соединения появилась следующая запись: «Батальон войск НКВД представляет хорошо сколоченную боевую единицу, способен выполнять любые поставленные перед ним задачи. Весь личный состав стойкий, храбрый, инициативный в вопросах военных действий. Хорошо сколочены и подготовлены отдельные экипажи. Неоднократные попытки противника прорвать оборону на участке батальона всегда отражались с большими потерями для врага. Особенно отмечается хорошая работа разведподразделений батальона. Несмотря на некомплект личного состава и матчасти, батальон с боевыми задачами справляется отлично».

Приводятся в формуляре и конкретные примеры боевых действий танкистов внутренних войск. Один из них по-настоящему уникален: 12 января 1942 года в бою у села Двойки лёгкий танк БТ-7 чекистского батальона вышел победителем из схватки с тремя немецкими средними танками PzI-II. Одну из вражеских машин экипаж «бэтэшки», умело маневрируя под огнём, поджёг последним остававшимся в боекомплекте бронебойным снарядом. А два других гитлеровских танка вывел из строя таранными ударами по ведущим колёсам. Оцените мастерство советских танкистов: таранив второй PzIII, БТ-7, сохранивший ход, резко сдал назад, быстро развернулся, нацелился на первый обездвиженный им фашистский танк, затолкал его к обрыву и сбросил в реку!

Увы, в сражении за Обоянь батальон потерял шесть машин. Один танк Т-38 угодил в засаду: был расстрелян из малокалиберной автоматической пушки и сгорел вместе с экипажем в районе села Марьино. Два Т-26 погибли под Прохоровкой в результате налёта немецкой авиации. Ещё две тридцатьчетвёрки вышли из строя по техническим причинам и были взорваны экипажами, чтобы не достались врагу.

С началом затяжных боёв за Обоянь и Старый Оскол оставшиеся пятнадцать машин отдельного танкового батальона командование распределило между 16-м мотострелковым полком 8-й дивизии войск НКВД и армейскими частями, вошедшими в оперативную группу 21-й армии. Все эти танки были сожжены гитлеровцами в ходе Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции советских войск летом 1942 года. В архивах удалось найти некоторые подробности гибели лишь семи машин...

Пара БТ-7 напоролась на засаду возле села Пристенное. Головной танк был буквально в упор расстрелян расчётом противотанковой пушки. Вторая «бэтэшка», в которой выходил из окружения командующий 21-й армией генерал-майор А.И. Данилов, по счастливому стечению обстоятельств осталась невредимой: она сумела подобрать на броню экипаж подожжённого немцами броневого собрата и благополучно проскочила западню.

Шесть тридцатьчетвёрок, входивших в оперативную группу 21-й армии, 2 июля 1942 года прикрывали эвакуацию и отход армейского госпиталя. У села Кобылино все они вместе с экипажами погибли в неравной схватке с двадцатью пятью германскими танками.

Описание того боя, сделанное, по всей видимости, со слов очевидцев, можно найти в историческом формуляре 8-й мотострелковой дивизии: «Т-34 отдельного танкового батальона метались с одного фланга на другой, отражая наседавшие гитлеровские танки, которые шарахались от них в стороны. Однако никому из наших танкистов спастись не удалось. Два наших танка уже горели, три были подбиты и замерли на поле боя. Из последнего уцелевшего Т-34 огонь становился всё слабее: заканчивались боеприпасы. Враг понял это и насел на тридцатьчетвёрку со всех сторон. С близкого расстояния вражеский снаряд пробил бортовую броню нашего танка, и он загорелся. Но спасаться экипаж и не думал. Тут произошло совершенно неожиданное для немцев: механик-водитель пылавшей машины выжал полную скорость и ринулся на ближайший фашистский танк. Последовал страшной силы удар, а затем оглушительный взрыв».

Не берусь утверждать, но, кажется, это был единственный огненный таран, совершённый в годы Великой Отечественной войны танковым экипажем войск НКВД. Жаль, что мы до сих пор не знаем фамилий героев!.. В середине июля 1942 года остатки подразделений потрёпанной в боях 8-й мотострелковой дивизии войск НКВД были переданы на укомплектование 63-й стрелковой дивизии Красной Армии. Сколько на тот момент оставалось в строю танкистов отдельного танкового батальона и какова их дальнейшая судьба, неизвестно: в списках личного состава, переданных в армейское соединение, сведений о них пока не обнаружено. Но работа в этом направлении продолжается. И как знать, может быть, со временем мы сможем назвать читателям ещё несколько имён танкистов войск НКВД и поведать об их беззаветном мужестве, отваге и героизме!

 

Источник - "Красная звезда" (оригинальное название статьи «А поле боя держится на танках...»)