Война - слишком важное дело, чтобы доверять её военным Жорж Клемансо
Целью войны является мир Аристотель
Война - всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени Томас Манн

Армия Евросоюза и военный поход в Россию 1812 г.

Постер игры Napoleon: Total War

Армия Европы против России

Не подлежит сомнению тот факт, что агрессия Бонапарта против России носила общеевропейский характер. По самым приблизительным подсчётам, из 600 с лишним тысяч вооруженных европейцев, перешедших русскую границу, как минимум 50 % были нефранцузами. Очевидно, что армию Наполеона в 1812 году точнее называть не французской, а армией Европы, или, как позднее её стали именовать в научной литературе, Великой армией. Сам Наполеон утверждал, что в его войсках в походе на Россию насчитывалось вообще едва ли 140 тыс. человек, говоривших по-французски.

Национальную пестроту наполеоновской армии представляют главным обстоятельством, обусловившим её поражение, обычно с целью принизить величие совершённого славными сынами России воинского подвига.

Необходимо заметить, что в начале XIX века вооружённые силы великих европейских держав, как правило, не были мононациональными уже в силу того, что на территориях империй и крупных королевств проживали многие народы, зачастую принадлежавшие к разным этническим группам. Кроме того, войны носили коалиционный характер.

Условно классифицировать иностранные формирования в войсках Наполеона в кампании 1812 года целесообразно следующим образом.

1 класс — иностранцы на французской службе. В нём следует выделить два подкласса:

1а — нефранцузы в составе французских частей и подразделений;

1б — национальные части и подразделения в составе французской армии.

2 класс — иностранные военнослужащие, принимавшие участие в походе на Россию, будучи не на французской службе. Он также делится на два подкласса:

 2а — вооружённые силы государственных образований — вассалов Наполеона, которые предоставили ему солдат как своему сюзерену;

 2б — вооружённые силы суверенных государств — союзников Франции, привлечённые к участию в походе на Россию на основании заключённых с Наполеоном договоров и соглашений.

Подкласс 1а (нефранцузы в составе французских частей и подразделений)

Подкласс представляет собой обычную для многочисленной армии многонационального государства той поры категорию солдат. После присоединения к Франции левого берега Рейна, Савойи, Иллирийских провинций и других территорий во французских полках оказалось много бельгийцев, голландцев, немцев, итальянцев, хорватов, ставших подданными императора французов. Кроме того, в ходе многочисленных войн на чужих территориях к французским (как и к прочим войскам) присоединялось значительное количество местных жителей, являвшихся деклассированными элементами, подростков, лишившихся родителей, бежавших из отчего дома в лучшей доли. Источником пополнения живой силы были и военнопленные, которых поначалу использовали на нестроевых должностях, а затем нередко ставили в строй. Независимо от национальности, в процессе накопления боевого опыта и сплочения с личным составом своего подразделения эти солдаты чаще всего становились хорошими бойцами.

Из жителей присоединённых к Франции земель были сформированы так называемые провинциальные полки, часть которых была включена в состав резервных дивизий Великой армии. В боевых действиях они использовались лишь на завершающем этапе кампании 1812 года, когда Наполеону срочно понадобились силы для затыкания многочисленных брешей.

Численность подкласса 1а установить трудно, поскольку даже в провинциальных полках нефранцузы были перемешаны с французами. Иностранным контингентом представителей данного подкласса можно считать лишь условно, потому что по языку, форме одежды, вооружению, боевой организации и воинским традициям они, в сущности, являлись стопроцентными французами. Точно так же, например, украинцы в составе русских полков считались русскими (и по сути были таковыми).

Подкласс 1б (национальные формирования в составе французской армии)

Эти формирования представляли собой особые соединения, части, подразделения (легионы, полки, батальоны), сформированные по национальному признаку и объединявшие солдат и офицеров преимущественно одной национальности с сохранением элементов национальной военной одежды, традиционного снаряжения и устоявшейся на их родине организационно-штатной структуры. Комплектовались эти формирования в основном из добровольцев и чаще всего являлись элитными частями. Из состоявших на французской службе таких частей русскую границу в 1812 году перешли следующие.

В составе Императорской гвардии:

3-й гренадёрский полк Старой гвардии (из голландцев) — 2 батальона;

1-й уланский полк Конной гвардии (из поляков) — 4 эскадрона;

2-й уланский полк Конной гвардии (из голландцев) — 4 эскадрона;

Отдельная рота мамелюков (мамлюков) в составе Конной гвардии.

Приданы Молодой гвардии:

Легион Вислы (из поляков-ветеранов) — 4 полка (12 батальонов);

7-й уланский полк (из поляков) — 4 эскадрона;

Испанский сапёрный батальон;

Невшательский батальон для охраны Главного штаба.

В составе армейских корпусов:

Швейцарский легион — 4 полка (11 батальонов);

Португальский легион — 3 полка (6 батальонов);

Испанский легион короля Иосифа — 4 батальона;

8-й уланский полк (из поляков) — 4 эскадрона [1].

Всего 37 батальонов и 16,5 эскадрона, что составляло 30 тыс. пехотинцев, 3 тыс. кавалеристов, а также 3 тыс. солдат и офицеров полковой и дивизионной артиллерии и сапёрных подразделений.

Боевые качества этих войск были достаточно высоки, если принять во внимание богатый опыт участия в сражениях большинства солдат и офицеров и добровольческий характер комплектования данных частей. Поляки из Легиона Вислы отличились при отступлении, голландцы-гренадёры проявили отвагу в бою под Красным 2(14) августа, швейцарцы в составе 9-й пехотной дивизии хорошо показали себя в Полоцких сражениях лета и осени 1812 года. Боевой дух продемонстрировали португальцы и испанцы, устлавшие своими телами Бородинское поле.

Национальные формирования были достаточно хорошо обучены, организованы и, бесспорно, только усиливали Великую армию.

Березина. Ноябрь, 1812 г.

Подкласс 2а (вооружённые силы государств — вассалов Наполеона)

Эта категория представлена армиями Итальянского и Неаполитанского королевств, немецких государств Рейнского союза и Великого герцогства Варшавского [2]. Среди войск стран-сателлитов Бонапарта польский контингент был самым многочисленным.

Армия Великого герцогства Варшавского. Ненавидевшие Россию поляки называли поход 1812 года «Второй польской войной» и даже хвастливо заявляли, что не они содействуют французам, а те помогают им в их историческом споре с русскими. Поэтому естественно, что вся полевая армия герцогства в составе 17 пехотных и 16 кавалерийских полков (54 батальона и 62 эскадрона) с соответствующей артиллерией по воле антирусски настроенных магнатов (Ю.Понятовского и др.) была передана в распоряжение Наполеона. Русскую границу перешли 60 тыс. солдат и офицеров герцогства, а на его территории остались лишь запасные войска и гарнизоны.

Говоря о боевых качествах поляков, необходимо отметить, что длительное время практиковавшееся привлечение польских ветеранов на французскую службу привело к почти полному истощению подготовленных офицерских и особенно унтер-офицерских кадров в самой польской армии. Мобилизованные незадолго до начала кампании 1812 года новобранцы из крестьян не имели ратного опыта и были недостаточно обучены.

В штаб-квартире Бонапарта полагали, что эти недостатки с лихвой компенсирует высокий боевой дух поляков, которым упорно внушали, что они идут на русскую землю с целью восстановления исторической справедливости. Но этот расчёт если и оправдался, то в незначительной мере.

Особые надежды Наполеон возлагал на использование традиционно сильной польской лёгкой кавалерии. Он и его маршалы считали, что в первую очередь поляки сумеют оградить Великую армию от внезапных лихих наскоков русской иррегулярной конницы [3].

Из 16 кадровых кавалерийских полков герцогства: 10 были уланскими, 3 шассерскими (стрелковыми), 2 гусарскими и один (14-й) кирасирским. Последний состоял из двух эскадронов и был по численности близок к дивизиону; его включили в состав саксонской тяжёлой бригады, которой командовал генерал-майор И.Тильман.

Литовские татары Наполеона

Однако польские кавалеристы не отличились особой храбростью и расторопностью, не стали эффективной защитой от казацких лав. Уже в начале войны в авангардных кавалерийских боях при Мире 9–10 (21–22) июля и Романове 14(26) июля дивизии регулярной польской кавалерии дивизионных генералов А.Рожнецкого и Я.Каминского были наголову разбиты иррегулярной конницей генерала от кавалерии М.И.Платова, прикрывавшей отступление 2-й армии генерала от инфантерии П.И.Багратиона.

В результате первых же неудачных столкновений с русскими польские кавалеристы лишились уверенности в своих силах.

В то же время нельзя не отметить, что поляки лучше других сумели сохранить лошадей, и если у Наполеона к концу похода ещё оставалась какая-то кавалерия, то на 80 % она состояла из польских всадников.

Основная часть войск Варшавского герцогства вошла в 5-й армейский корпус Великой армии под командованием князя Ю.Понятовского (33 батальона и 20 эскадронов) и 4-ю резервную лёгкую кавалерийскую дивизию дивизионного генерала А.Рожнецкого (24 уланских эскадрона). Остальные полки Варшавского герцогства были распределены следующим образом: 3 пехотных полка (9 батальонов) входили в 28-ю пехотную дивизию дивизионного генерала Ж.Жирара; 3 пехотных полка (12 батальонов) — в 7-ю пехотную дивизию дивизионного генерала Ш.-Л.Гранжана; 4 кавалерийских полка — по одному в корпусную кавалерию 1-го и 2-го армейских корпусов, в 1-ю и 2-ю резервные лёгкие кавалерийские дивизии.

Польская пехота активно участвовала в Смоленском сражении и понесла огромные потери. Здесь, по словам А.П.Ермолова, «не пощадил Наполеон польские войска...» [4]. В Бородинском сражении почти все поляки, за исключением нескольких полков, действовали южнее Утицкого леса и потеряли до 40 проц. своего состава. Польские пехотинцы дивизий дивизионных генералов Я.Домбровского и Ж.Жирара отличились на Березине, прикрывая переправу остатков армии на обоих берегах реки.

Польские пехотинцы

Рассматривая вооружённые силы Варшавского герцогства, нельзя не отметить факт создания на территории оккупированных Бонапартом Литвы и Белоруссии многочисленных формирований из местных поляков и литовцев. Они должны были стать составной частью армии герцогства — это можно заключить уже из нумерации вновь организуемых частей: номера новых пехотных полков начинались с цифры 18, а кавалерийских с цифры 17 (т.е. следующих по порядку за номерами регулярных частей) Великого герцогства Варшавского. Явно преувеличивая мобилизационные возможности союзников на занятых им территориях, Наполеон рассчитывал быстро сформировать 6 полков пехоты, а также несколько егерских батальонов и 5 полков кавалерии. Кроме того, желая воодушевить местную шляхту, император приказал сформировать 3-й уланский полк своей Конной гвардии из литовских дворян.

Но военные ресурсы Литвы оказались слишком скромными. Даже для организации небольшого ополчения не хватало буквально всего: командирских кадров, обмундирования, снаряжения, лошадей, оружия. В итоге литовские как пехотные, так и конные полки имели большой некомплект. Боеспособность этих слабых формирований была низкой, и война вскоре подтвердила это. Сформированный бригадным генералом Ю.Конопкой 3-й гвардейский уланский полк был без особых усилий уничтожен 20 октября в Слониме русским рейдовым отрядом генерал-майора Е.И.Чаплица (гусары и казаки). Литовские гвардейские уланы были даже не перебиты и не взяты в плен, а просто разогнаны. Думается, есть основания эту акцию русских военных властей считать не столько боевой, сколько полицейской, т.е. направленной против взбунтовавшихся сепаратистов.

Вместе с тем нельзя не учитывать, что недоукомплектованные и плохо обученные литовские войска всё-таки насчитывали не менее 20 тыс. солдат и офицеров. Они оказались вполне пригодны для охраны коммуникаций, а при отступлении Великой армии послужили серьёзным маршевым пополнением для поредевших кадровых польских полков.

Подводя итог, следует признать: несмотря на то, что 80 тыс. поляков и литовцев, шедших в 1812 году на Россию под знамёнами Великого герцогства Варшавского, оказались едва ли не самыми малоопытными и плохо обученными войсками в составе Великой армии, они бесспорно усилили войска Наполеона горячим энтузиазмом, тем, что смотрели на дело покорения России как на своё, а потому обильно усеяли своими телами болота Полесья, берега Березины, предместья и улицы Смоленска, поля близ Шевардино и Утицы, леса под Тарутино и Медынью.

На этом оставляем наших братьев славян и переходим к германским солдатам Бонапарта.

Немецкие контингенты государств Рейнского союза в большинстве состояли из опытных профессиональных солдат, которые десятилетиями служили в небольших армиях своих государей; многие из них успели повоевать и за Наполеона, и против него. Немецкая пехота и артиллерия по своим боевым качествам не уступала французской, а кавалерия государств Рейнского союза, несомненно, превосходила французскую в искусстве верховой езды.

Саксонский контингент. Армию Саксонского королевства следует отличать от небольших отрядов нижнесаксонских герцогств, также последовавших в Россию за Наполеоном. Солдаты и офицеры саксонского короля в основном были профессионалами, усвоившими традиции прусской военной школы. Многие участвовали в австро-французской войне 1809 года на стороне Франции.

Битва под Островно, лето 1812 г.

Русскую границу перешли 22 батальона и 32 эскадрона саксонцев с артиллерией, что составляло 22 тыс. человек [5]. 18 батальонов и 16 эскадронов образовали 7-й армейский корпус под командованием дивизионного генерала Ж.-Л.Ренье, который ещё во время Египетской экспедиции Наполеона командовал дивизией. Корпус в течение всей кампании прикрывал правый фланг вторжения. После серьёзной неудачи под Кобрином 27 июля (8 августа) саксонские командиры действовали осмотрительно, неплохо маневрировали и старались сберечь людей. Из вступившего на территорию России 17-тысячного корпуса Ренье уцелели и перешли границу в обратном направлении 8000 саксонцев.

Четыре батальона саксонской пехоты входили в состав 28-й пехотной дивизии дивизионного генерала Ж.Жирара и отличились при Березине, прикрывая переправу остатков Великой армии 14–16 (26–28) ноября.

По одному драгунскому полку саксонцев входило в состав корпусной кавалерии 9-го армейского корпуса и 3-й резервной лёгкой кавалерийской дивизии (среди них был полк принца Альбрехта, который участвовал в атаках на пехоту генерал-лейтенанта Д.П.Неверовского под Красным 14(26) августа). Два отборных полка тяжёлой саксонской кавалерии (гвардейские «кирасиры Цастрова» и полк карабинеров «Гар дю кор» — телохранителей) составили бригаду генерал-майора И.Тильмана в 7-й резервной тяжёлой кавалерийской дивизии дивизионного генерала Ж.Лоржа. Саксонские тяжёлые кавалеристы особенно отличились при Бородине, активно действуя против центра русской позиции между деревней Семёновской и Курганной высотой. Эта элитная конница, потеряв половину людей, всё же стремительно атаковала и в рукопашном бою на время овладела Большим редутом (вопреки официальной французской версии о взятии его 5-м французским кирасирским полком во главе с дивизионным генералом графом О.Коленкуром) [6].

Саксонский контингент — наглядный пример того, как привлечённые иностранные формирования усиливали Великую армию. Саксонцы не были ослеплены ненавистью к русским, как поляки, не шли затаив дыхание за императором, как французы, но они являлись хорошими военными профессионалами.

Отступление европейской армии Наполеона

Баварский контингент. Баварский король направил через русскую границу 90 % своей сравнительно малочисленной армии — 30 батальонов пехоты и 24 эскадрона кавалерии (всего около 30 тыс. человек). 28 батальонов и 16 легкоконных эскадронов образовали 6-й армейский корпус под командованием маршала Л.Гувиона Сен-Сира — одного из самых талантливых наполеоновских военачальников. Уже в начале кампании корпусная кавалерия была выведена из состава 6-го корпуса и передана 4-му армейскому корпусу под командованием принца Е.Богарне (он имел звание дивизионного генерала) [7]. Два батальона баварцев входили в состав 7-й пехотной дивизии под командованием дивизионного генерала Ш.-Л.Гранжана, а восемь легкоконных эскадронов — в состав 3-й резервной лёгкой кавалерийской дивизии. Эти баварцы также атаковали Неверовского под Красным. Баварская пехота 6-го корпуса самоотверженно сражалась в первом Полоцком сражении 17–18 (29–30) августа. В ожесточённых атаках погибли почти все баварские высшие офицеры. Гувион Сен-Сир за это сражение получил маршальский жезл. Однако большие потери и плохо налаженное снабжение привели к быстрому сокращению численности баварских войск. К исходу второго Полоцкого сражения 18–19 (30–31) октября в рядах баварцев оставалось не более 3000 человек. Гувион Сен-Сир был тяжело ранен. Остатки корпуса возглавил баварский генерал К.-Ф.Вреде, который отвёл свои войска к Ковно. Здесь при переправе через Неман сохранившие строй несколько сот баварцев составили арьергард Великой армии. В итоге из 30 тыс. баварских солдат и офицеров не спасся никто, за исключением небольшого числа заранее эвакуированных раненых. Правда, уже на Висле в беспорядке отступавшие остатки Великой армии были подкреплены 4,5 тыс. воинов — баварскими маршевыми пополнениями.

Необходимо отметить, что в составе баварского контингента было много ветеранов наполеоновских походов 1805 и 1809 гг. Но отлично обученные и закалённые в сражениях немецкие войска оказались, пожалуй, слишком чувствительны к многочисленным недостаткам в снабжении и обеспечении, которые Великая армия ощущала всё сильней по мере развития партизанских действий на её коммуникациях.

Вестфальский контингент. Созданное Наполеоном Вестфальское королевство в отличие от Саксонии и Баварии не обладало богатыми военными традициями. Немаловажно, что после установления полного господства Наполеона в Западной Европе наиболее подготовленные военные кадры эмигрировали из Вестфалии в Англию в составе Ганноверского легиона. Вестфальский король Жером Бонапарт сумел направить в Россию 22 батальона и 20,5 эскадрона — 24 тыс. солдат и офицеров, среди которых было немало бывших военнослужащих прусской армии [8]. 18 батальонов и 12,5 эскадрона образовали 8-й армейский корпус под командованием дивизионного генерала Д.Вандама (затем дивизионного генерала Ж.-В.Тарро, а впоследствии дивизионного генерала А.Жюно). Половина эскадрона — рота гвардейских улан — составила эскорт вестфальского короля Жерома Бонапарта (имел звание дивизионного генерала). Рота перешла русскую границу, но вскоре, сопровождая своего покинувшего Россию государя, вернулась в Кассель.

Вступление русских в Париж

Судьба 8-го армейского корпуса сложилась драматично. Он был вынужден долгое время двигаться в хвосте главной колонны, на него возлагали обязанность «чистить» поля сражений, оставлять гарнизоны на главной коммуникационной линии. Чехарда с командирами и перебои в снабжении отражались на боеспособности вестфальцев.

При Бородине вестфальские войска были введены в бой в Утицком лесу (слишком густом для маневрирования) с целью охвата русских позиций у деревни Семёновской с юга. Выдержав тяжёлый бой с егерями в лесу, вестфальская пехота потеряла темп атаки. Она всё-таки вышла на северо-восточную опушку и попыталась развернуться под кинжальным огнём русской гвардейской артиллерии, но не смогла добиться успеха. После огневого поражения вестфальцы в результате штыковой атаки пехоты были отброшены назад в лес, а затем затоптаны русскими кирасирами. Командир дивизии дивизионный генерал Ж.-В.Тарро был смертельно ранен, заменивший его бригадный генерал Э.Дамас убит, управление частями нарушилось.

В Бородинском сражении вестфальский корпус потерял около половины своего состава и был направлен в качестве гарнизонных войск в Можайск. Один батальон вестфальцев занял Верею, где и был уничтожен 10 октября партизанским отрядом генерал-майора М.С.Дорохова, предпринявшим решительный штурм города.

В ходе отступления остатки 8-го армейского корпуса нашли свою смерть в снегах.

Кроме этого, два батальона вестфальцев входили в состав 7-й пехотной дивизии под командованием дивизионного генерала Ш.-Л.Гранжана, а ещё два батальона уже в конце кампании подошли на подкрепление баварского 6-го корпуса в составе сводной бригады, которой командовал бригадный генерал Л.-Ф.Кутар. Из этих четырёх батальонов удалось спастись лишь нескольким десяткам деморализованных солдат и офицеров.

Отборные вестфальские кирасиры (восемь эскадронов) составляли бригаду 7-й резервной тяжёлой кавалерийской дивизии под командованием дивизионного генерала Ж.Лоржа и доблестно атаковали центр русской позиции при Бородине, прорываясь через каре гренадёр и рубясь с русскими кирасирами. В этих жестоких сабельных атаках вестфальцы лишились половины состава, их бригадный командир генерал-майор Х. фон Лепель был смертельно ранен.

Вюртембергский контингент. Вюртемберг, обладая небольшими военными ресурсами, смог отправить в русский поход 14 батальонов пехоты и 16 эскадронов конных егерей — всего 14 тыс. человек. 12 батальонов составили 25-ю пехотную дивизию под командованием дивизионного генерала К.Маршана в 3-м армейском корпусе маршала М.Нея, а 12 конно-егерских эскадронов вошли в состав корпусной кавалерии того же корпуса. Два других вюртембергских батальона (7-й полк) вступили на территорию России лишь в сентябре и присоединились к остаткам 3-го корпуса уже в ноябре под Смоленском. 3-й вюртембергский конно-егерский полк (четыре эскадрона) входил во 2-ю резервную лёгкую кавалерийскую дивизию и 14 сентября первым вступил в оставленную русскими войсками Москву [9].

Вюртембергский контингент состоял из опытных бойцов, проделавших с Наполеоном поход в Австрию в 1809 году. В 1812 году ещё в ходе марша к русской границе вюртембергцы имели ряд досадных недоразумений на территории Варшавского герцогства в связи с недостатками в снабжении. Затем уже в российской Литве на них обрушилась эпидемия дизентерии, в результате чего по свидетельствам очевидцев биваки вюртембергской пехоты напоминали госпиталь. К Смоленскому сражению в строю 25-й дивизии осталось 4000 человек, половина которых погибла при штурме смоленских стен и предместий, а затем в сражении при Валутиной горе. К Бородинскому сражению дивизионный генерал К.Маршан располагал лишь тремя сводными батальонами в 1,5 тыс. штыков (правда, это были уже наиболее закалённые солдаты). Под командой генерал-лейтенанта Х. фон Шеллера вюртембергская пехота после ожесточённого штыкового боя захватила левую флешь Багратиона и удерживала её под сильным огнём артиллерии, отбивая ожесточённые атаки кирасир. Именно в каре вюртембергской пехоты спасся от преследования русской кавалерии маршал Й.Мюрат, когда вокруг него уже не осталось других войск, сохранявших строй.

После бородинского истребления силы вюртембергцев окончательно растаяли. Из России выбралось всего несколько десятков человек, шедших без строя. Большая часть вюртембергских конных стрелков полегла в многократных кавалерийских атаках при Бородине, подтвердив, что немецкой лёгкой кавалерии мужества было не занимать.

Баденский контингент. Баденцы перешли русскую границу в сентябре в составе 9-го армейского корпуса маршала К.Виктóра в количестве 7000 штыков и сабель (семь батальонов пехоты и четыре гусарских эскадрона). Пехотная бригада генерал-майора Э.Хохберга (шесть батальонов) стойко оборонялась, прикрывая переправу остатков армии через Березину 14–16 (26–28) ноября у Студянки. Там же отличились баденские гусары, почти все погибшие в отчаянной контратаке. Небезынтересно, что 7-й баденский батальон (гренадёры 2-го полка) Наполеон ещё в начале войны выделил из состава пехотной бригады Хохберга и назначил для охраны своего штаба и Главной квартиры. Мало баденцев вернулось из России — с остатками корпуса Виктóра они пытались прикрыть бегство армии от Березины до Вильно и были изрублены русской кавалерией под Молодечно 5(17) декабря.

Бергский контингент. Великий герцог Бергский послал в Россию точно такой же по численности отряд, как и герцог Баденский — семь батальонов пехоты и четыре уланских эскадрона (7000 человек). Бергская пехота вместе с баденской входила в 26-ю пехотную дивизию под командованием дивизионного генерала Х.Дендельса (9-й армейский корпус маршала К.Виктóра), а уланский полк — в корпусную кавалерию 9-го армейского корпуса. Как и баденцы, бергцы прикрывали переправу на восточном берегу Березины, контратакуя и удерживая гребень высот до последней возможности. После полудня 16(28) ноября генерал-лейтенанту П.К.Витгенштейну удалось сбить с высот поредевшие немецкие заслоны и развернуть здесь артиллерию, открывшую сокрушительный огонь по скопившимся у мостов обозам и живой силе противника.

После Березины, несмотря на огромные потери и всеобщую дезорганизацию, бергская пехота до самого Немана сохраняла строй и берегла свои знамёна, не уступая в стойкости остаткам Старой гвардии.

Гессен-Дармштадтский контингент состоял из шести батальонов пехоты и трёх шеволежорских (лёгкоконных) эскадронов. Конница входила в корпусную кавалерию 9-го армейского корпуса, а пехотная бригада, составлявшая до войны 1812 года гарнизон Данцига, участвовала в русском походе тремя отдельными полками по два батальона в каждом. Один полк был прикомандирован ко 2-й пехотной дивизии Молодой гвардии. Полк гвардейских фузилёров во главе с принцем Эмилем охранял Главную квартиру Наполеона. Третий полк в составе сводной бригады Л.-Ф.Кутара присоединился к армии уже глубокой осенью и прикрывал её отступление у Ковно. Всего в России сражалось 5000 гессен-дармштадтцев — отборные войска в полном смысле этого слова.

Контингенты мелких немецких герцогств Рейнского союза составили 16 батальонов пехоты и один эскадрон шеволежоров (11 тыс. человек), которые были распределены по 6 полкам Рейнской конфедерации. Полки 3-й (Франкфурт — три батальона), 4-й (Саксонские герцогства — два батальона), 5-й (Анхальт и Липпе — два батальона), 6-й (Шварцбург, Вальдек и Рёйсс — три батальона) составили бригаду генерала Р.Антинга в 34-й резервной дивизии под командованием дивизионного генерала Л.-Г.Луазона. Эта дивизия действовала на территории Литвы лишь в конце 1812 года, прикрывая отступление Великой армии от Ошмян до Вильно. На этом отрезке 90 % солдат и офицеров дивизии было перебито, погибло от холода или попало в плен. Немногие уцелевшие спаслись беспорядочным бегством.

7-й полк Рейнской конфедерации (Вюрцбург — три батальона и один эскадрон) входил в 32-ю резервную дивизию дивизионного генерала Ж.Дюрютта и во второй половине кампании подкреплял 7-й саксонский корпус дивизионного генерала Ж.-Л.Ренье в Западном Полесье. Благодаря умелому маневрированию Ренье многим вюрцбуржцам удалось спастись, перебравшись на территорию Варшавского герцогства.

8-й полк Рейнской конфедерации (Мекленбург — три батальона) входил в 5-ю пехотную дивизию под командованием дивизионного генерала Ж.Компана (1-й армейский корпус). В начале войны он был оставлен гарнизоном в Вильно, затем догонял свой корпус, присоединившись к нему уже во время отступления в Вязьме. Практически все мекленбуржцы погибли в сражении под Красным и на Березине.

Таким образом, Рейнский союз предоставил в распоряжение своего протектора в общей сложности 120 тыс. солдат, унтер-офицеров и офицеров, являвшихся в большинстве своём прекрасно обученными и опытными воинами. В данном случае Великая армия была безусловно усилена 124 батальонами и 104 эскадронами, которые сражались традиционно умело и отважно. Однако боевой опыт и высокие воинские качества этих частей не были в полной мере использованы Наполеоном и его маршалами, которые чаще всего рассматривали немцев лишь как пушечное мясо.

На этом германских солдат оставим и перейдем к итальянцам.

Итальянский контингент. В него следует включить как жителей Итальянского королевства, так и всех этнических итальянцев из других государств, которые не состояли на французской службе и не являлись подданными Неаполитанского короля Й.Мюрата.

В походе Наполеона на Россию участвовали 24 батальона и 16 эскадронов итальянцев, а также Далматийский полк (три батальона) — 23 тыс. итальянцев и 2000 далматийцев. Ещё два батальона итальянских королевских велитов (дворцовой стражи) и рота Почётной гвардии находились в ходе войны с Россией под Варшавой, не переходя русской границы.

Два батальона гвардейских велитов герцога Тосканы и герцога Боргезе были прикомандированы к Молодой гвардии и вместе с ней присоединились к основным силам Наполеона, стоявшим в Москве, уже в сентябре. Итальянская гвардия (четыре батальона и восемь эскадронов) под командованием графа Ч.Лекки составляла элитную часть 4-го армейского корпуса Е.Богарне. Она участвовала в Бородинском сражении, будучи резервом войск левого фланга. Ближе к вечеру итальянская гвардия была введена в кордебаталию (центр построения), чтобы уплотнить поредевшие боевые порядки французской пехоты. Здесь итальянцы понесли сильные потери от обстрела русских батарей. Позднее, во время отступления, итальянская гвардия храбро сражалась на улицах Малоярославца 24 октября и Вязьмы 3 ноября. Во время разгрома 4-го армейского корпуса на реке Вопь под Духовщиной 8 ноября гвардейцы сохранили организованность, не поддались панике и прикрывали отход остатков войск Богарне к Смоленску.

12 батальонов итальянской пехоты вместе с тремя батальонами далматийцев составили 15-ю пехотную дивизию дивизионного генерала Д.Пино, входившую в 4-й армейский корпус. Восемь конноегерских эскадронов вошли в этот корпус в качестве корпусной кавалерии. Дивизия Пино с итальянской конницей в августе была назначена для прикрытия направления на Витебск, затем форсированным маршем нагнала Великую армию и присоединилась к основным силам буквально на следующий день после Бородино. Своевременное прибытие 10 тыс. воинов под командованием Пино оказалось для Наполеона как нельзя более кстати, если учесть, что свежих резервов пехоты у него оставалось крайне мало, а участвовавшие накануне в сражении части в значительной мере утратили боеспособность.

24 октября итальянские солдаты генерала Пино участвовали в ожесточённых уличных боях в Малоярославце и понесли огромные потери.

Два Средиземноморских полка (шесть батальонов), сформированные из итальянцев — жителей прилегающих к Апеннинам островов, входили в 32-ю резервную дивизию дивизионного генерала Ж.Дюрютта, которая поддерживала действия саксонцев дивизионного генерала Ж.-Л.Ренье и прикрывала Варшаву от возможных атак русских рейдовых отрядов.

Многие итальянские солдаты служили под знамёнами генерала Бонапарта ещё в 1796–1797 гг., участвовали в походах 1805 и 1809 гг. и являлись, бесспорно, закалёнными ветеранами, которыми мог бы гордиться любой полководец.

Контингент Неаполитанского королевства, несмотря на отдалённость театра войны от его родины и существовавшую угрозу высадки английского десанта с Сицилии под Неаполь, был достаточно многочисленным для небольшого государства. Он составил 11 батальонов и пять эскадронов — 11 тыс. человек — под командой бригадных генералов Ф.Розаролли и Э.Амброзио. Неаполитанцы в полном составе вошли в 33-ю резервную дивизию дивизионного генерала Ж.Дестре. Марш южан от Неаполя до Вильно через всю Европу был долог и труден. Неаполитанцы присоединились к остаткам Великой армии на последнем этапе её отступления с территории России. Их судьба оказалась поистине трагична — самые теплолюбивые солдаты Великой армии вступили в бой в условиях российской лютой декабрьской стужи. Большинство погибло от холода и голода по дороге от Вильно до Ковно.

Подкласс 2б (вооружённые силы государств — союзников Франции).

К данному подклассу следует отнести войска, предоставленные в распоряжение Наполеону двумя крупными европейскими государствами: Австрийской империей и Прусским королевством. Австрийский император и прусский король, ещё недавно ожесточённо сражавшиеся с Францией, в соответствии с заключёнными с Наполеоном договорами взяли на себя обязательства предоставить в распоряжение Франции вспомогательные отряды кадровых войск в случае вооружённого конфликта с Россией. Условия этих договоров они выполнили в полной мере.

Австрийский контингент, составивший отдельный Австрийский вспомогательный корпус под командованием генерала князя К.Шварценберга, первоначально включал 27 батальонов и 50 эскадронов — 34 тыс. человек. Позднее, в октябре 1812 года, к отряду присоединилось ещё пять батальонов и шесть эскадронов — около 6000 человек. Таким образом, русскую границу всего перешло 40 тыс. австрийских солдат и офицеров.

Эти войска управлялись опытными командирами, имели много первоклассной кавалерии, что было особенно важно в условиях боевых действий в Западном Полесье. Приписываемая некоторыми историками австрийскому корпусу пассивность в значительной мере объясняется большим пространством театра военных действий на южном фланге вторжения, а также особой сложностью поставленной перед австрийцами задачи: прикрывать и Варшаву (западное направление), и неблизкий к ней Минск (северо-восточное направление). Австрийцы и саксонцы вынуждены были растянуться редким кордоном, что предопределило пассивность в их действиях в сентябре-октябре 1812 года.

Осторожность, расчётливость, осмотрительность — качества, традиционно присущие австрийцам и полностью проявленные ими в кампании 1812 года. Проведённые ими бои у Городечны 12 августа против войск генерала от кавалерии А.П.Тормасова и у Брест-Литовска 25 ноября против войск генерал-лейтенанта Ф.В.Остен-Сакена нельзя назвать блестящими победами, но и тяжких поражений в битвах австрийцы тоже не имели. Благодаря осторожной манере действий Шварценберг сумел выполнить поставленную Бонапартом задачу — прикрыть направление на Варшаву и в то же время благополучно вывел из России 25 тыс. своих солдат и офицеров из 40-тысячного контингента.

Прусский вспомогательный отряд вошёл в 10-й армейский корпус маршала Ж.Макдональда, составив 27-ю пехотную дивизию и корпусную кавалерию — 20 пехотных батальонов и 16 эскадронов с артиллерией [10].

Кроме этих сил 2-й сводный гусарский полк был включён в состав 1-й резервной лёгкой кавалерийской дивизии, а сводный уланский полк — во 2-ю резервную лёгкую кавалерийскую дивизию. Эти восемь эскадронов, а также две роты прусской артиллерии, которые Наполеон придал Молодой гвардии, совершили поход с главными силами Великой армии до Москвы и обратно.

27-я дивизия генерала Ю.-А.Граверта, которого вскоре сменил генерал И.Д.Йорк, должна была прикрывать рубеж по Неману в его нижнем течении и блокировать Ригу. 19 июля, подойдя через Шавли (Шяуляй) и отбросив русский авангард от Эккау, пруссаки блокировали Ригу с юга.

Занятые позиции были оставлены прусским отрядом в декабре, когда в своём стремительном бегстве Великая армия уже докатилась до Немана и возникла реальная угроза перехвата коммуникаций отряда генерала Йорка. В отличие от колонн «московской» группировки, под конец напоминавших кочевые орды, пруссаки отходили несколькими эшелонами в полном порядке, вывозя артиллерию и обозы. 30 декабря 1812 года в Таурогах была подписана русско-прусская конвенция о нейтралитете. По свидетельству очевидцев с русской стороны состояние прусского отряда было вполне удовлетворительным. Это даёт основание предполагать, что на подписание конвенции они пошли исходя в первую очередь из политических соображений [11]. Из 22 тыс. пруссаков, перешедших русскую границу, к концу кампании 1812 года в строю осталось не менее 15 тыс.

Таким образом, всего по трём подклассам иностранных контингентов (1б, 2а, 2б) в войне 1812 года на стороне Наполеона участвовало 305 батальонов пехоты и 292 эскадрона: 250 тыс. пехоты, 50 тыс. кавалерии, 30 тыс. артиллерии, сапёров, понтонёров.

Национальный состав их таков: немцев из государств Рейнского союза, Австрии и Пруссии — 182 тыс.; поляков и литовцев — 90 тыс.; итальянцев и неаполитанцев — 34 тыс.; швейцарцев (включая невшательцев) — 10 тыс.; португальцев — 5000; испанцев — 5000; голландцев — 2000; далматийцев — 2000.

В данном случае речь идёт только о военнослужащих, перешедших границу России. Следует иметь в виду, что довольно многочисленные иностранные контингенты стояли гарнизонами в висленских и одерских крепостях. Подкрепив в январе-феврале 1813 года силы Наполеона, они тем самым спасли бегущую армию от полного уничтожения.

Из 330 тыс. военнослужащих нефранцузских контингентов, пришедших с Наполеоном в Россию, вышло обратно в строю: 25 тыс. австрийцев, 15 тыс. пруссаков, 10 тыс. поляков, 8000 саксонцев, не более 2000 баварцев и вестфальцев из отряда Макдональда — всего 60 тыс. солдат и офицеров. Точно подсчитать спасшихся вне строя невозможно, но принимая во внимание темп русского преследования и общее количество пленных, их не могло быть более 10 тыс. Таким образом, в России осталось не менее 260 тыс. убитых и пленных (тоже в большом количестве погибавших от стужи и эпидемий) иностранцев, служивших французскому завоевателю. Другими словами – спасся каждый пятый нефранцузский европеец.

Проведённый анализ даёт основания сделать следующие выводы.

Великая армия в войне с Россией в 1812 году действительно более чем на 50 % состояла из представителей нефранцузской национальности. Большинство привлечённых к походу иностранных контингентов (за исключением спешно созданных литовских формирований и теплолюбивых неаполитанцев) по боевым качествам не уступали французским линейным войскам, а некоторые французские дивизии (10-ю, 11-ю и 12-ю), сформированные преимущественно из новобранцев, они даже превосходили. Немецкая и польская кавалерия в целом превосходили французскую. И наконец, союзные контингенты из Пруссии и Австрии, несмотря на вынужденный характер их участия в авантюре императора французов, до конца кампании действовали вполне надёжно, обеспечивая фланги.

Таким образом, главную причину гибели наполеоновских захватчиков следует искать не в многонациональном составе Великой армии, а в военных усилиях России. Авантюра Бонапарта потерпела крах прежде всего вследствие героизма и самоотверженности русских воинов, защищавших Отечество, высочайшего подъёма духа российского народа, сплотившегося в борьбе против иноземных захватчиков, а также полководческого мастерства русских командующих.

 

HisWar.net

Источник: статья «Армия Европы против России» // Военно-исторический журнал. 1997 год. №3. Автор П.А.Панкратов, кандидат юридических наук

1. Riehn R. 1812 Napoleon’s Russian campaign. New York, 1991.
2. Великое герцогство Варшавское (Варшавское княжество) — вассальное Франции польское государство, образованное после заключения Тильзитского мира 1807 г. за счёт территорий бывшей Речи Посполитой, отобранных Наполеоном I у Пруссии (1807), а затем и Австрии (1809).
Земли герцогства явились базой Великой армии перед вторжением в Россию. По решению Венского конгресса 1814–1815 гг. герцогство было ликвидировано, а его территория разделена между Пруссией, Австрией и Россией.
3. Коленкур А. Поход Наполеона в Россию. М.: Госполитиздат, 1943. С.182.
4. Ермолов А.П. Записки 1798–1826. М.: Высшая школа, 1991. С.164.
5. Brabant A. In Russland und Sachsen. Dresden, 1930.
6. Scheeckentein R. Die Kavallerie in der Schlacht an der Moskau. Muenster, 1858.
7. Holzhausen P. Die Deutschen in Russland 1812. Berlin, 1912.
8. Kleinschmidt A. Geschichte des Koenigsreichs Westfalen. Kassel, 1900.
9. Kraft H. Die Wurttemberger in der Napoleonischen Kriegen. Stuttgart, 1952.
10. Bleckwenn H. Das Altpreussische Heer 1713–1807. Osnabruck, 1970.
11. Клаузевиц К. 1812 год. М.: Воениздат, 1937. С.140.